?

Log in


Сетевое издание. Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
 ЭЛ № ФС 77-58605 от 14 июля 2014 года
.

12_fotter

tulaprovince@gmail.com

Владислав Отрошенко прикоснулся к великой тайне смерти Александра Пушкина.                           

Ну, да! - Великая утрата.
Да, боль и слезы всей земли.
Но ведь она не виновата!
Не обвиняйте Натали!
При чем здесь юная москвичка!
При чем она, в конце концов,
Не нарушавшая приличий
И не любившая стихов!
Пусть красотой нечеловечьей
Сияет на глазах у всех
Невиноватая, как вечер,
Невиноватая, как снег,
Как ветры, что в ту зиму дули,
Как тень от сосен на земле,
Невиноватая - как пуля
В уже нацеленном стволе.
Татьяна Макарова

В минувшую субботу в доме культуры Ясная Поляна в рамках  Несистематического курса литературы 2.0  выступил литературовед и писатель Владислав Отрошенко, который рассказал  о  дуэли и смерти Александра Пушкина. Причем в ней он акцентировал внимание именно на роковых обстоятельствах этого события.
Лекция совпала по времени со спектаклем популярного политолога Станислава Белковского, отрывок из которого показал  телеканал “Дождь”. Оба  автора совпали в своих взглядах на русскую литературу вообще и на Пушкина, в частности.
 К ним стоит присовокупить взгляд Дмитрия Быкова, считающего, что Пушкин для России – явление   христологическое.
Итак,  Россия страна литературоцентричная и слово в ней всегда было важнее, чем дело. А литература вообще третья ветвь власти вместе с  царем и церковью (по Белковскому). Наверное, поэтому вокруг смерти главного русского поэта   сломано немало копий.
Владислав Отрошенко, написавший эссе о смерти поэта, уже переведенное на французский язык и опубликованное во Франции подробно, опираясь на различные источники, рассказывал о появлении Жоржа Шарля Дантеса, двадцатилетнего  юноши, с женоподобной внешностью, который волею судеб стал любовником  нидерландского посланника Луи Борхарда  де Геккерена.
Вообще, о гомосексуальном контексте дуэльной истории  со стороны Геккеренов автор намекает вполне отчетливо. Можно было  бы даже высказать предположение, что смерть великого поэта на совести тогдашней части российского высшего света, сочувствующего сексуальным меньшинствам, которые “правили бал” еще  в 19 веке. Но сегодня это выглядело бы слишком смело.
Итак, не зная русского языка содержант  40-летнего нидерландского  посланника начинает военную карьеру в качестве корнета  кавалерградского полка, причем  даже не сдав экзамены по русской словесности, уставу и военному судопроизводству.
Гвардия ропщет, поскольку среди  офицеров  ходят слухи о сожительстве Геккерена с Дантесом.
И тогда Геккерену, вопреки всем писанным и не писанным европейским законам , удается усыновить своего любовника. Но и это не снимает подозрений на нетрадиционную сексуальную ориентацию иностранного посланника и его любовника. При этом Дантес  использовал  их отношения для успешной карьеры, причем не в либеральной  Европе, а в традиционалистской, православной  России.
Тем временем Пушкин уже три года как женат на красавице Наталье Гончаровой. Разница в наружности (лицейское прозвище Пушкина “Смесь обезьяны с тигром”) смущала всех, включая  Александра Сергеевича. “Пушкин не любил стоять рядом со своей женой и шутя говаривал, что ему подле нее быть унизительно: так мал был он в сравнении с нею ростом”, – вспоминал Вяземский.
Высший свет восхищался женой-красавицей  поэта. Да и сам Пушкин подозревал, что  государь-император положил глаз на его супругу.  На самом деле,  на обладание Натальей Пушкиной  претендовал красавец Дантес, который к тому времени был уже завидным женихом, наследником всего состояния  старого содомита Геккерена.
Дантес доводит себя до состояния любовной горячки и даже просит (требует, шанатажирует)   Геккерена посодействовать ему  в том, чтобы добиться расположения Натальи Пушкиной ( причем он даже расписывает в письме к любовнику что и как говорить Натали . И  посланник тоже начинает преследовать жену поэта. Но Наталья Николаевна хоть и принимает знаки внимания от Дантеса и даже увлекается молодым французом, но остается верна мужу.
Свидание тет-а- тет  Дантеса и Натальи Николаевны состоялось на квартире  дочери графа Строганова Идалии Полетики. Дантес грозится застрелить себя из пистолета, если  красавица сейчас же не отдаться ему. Однако Наталье Николаевне удается бежать, воспользовавшись замешательством, вызванным тем, что в спальню в это время  ворвалась  малолетняя дочь хозяйки.
Этим случаем воспользовался Геккерен, в замысел которого входила огласка этого эпизода, после которой Пушкин должен  был  увезти свою жену в деревню, либо от Натали отвернулся свет. Тем самым ему ничего не препятствовало бы его  сожительству  с приемным сыном.
И вот тогда появляется анонимное письмо, которое  4 ноября 1836 года послано восьми адресатам ( включая самого поэта), – братьям Россет, графу Соллогубу, семье Вяземских, Карамзиных, Виельгорских и Хитрово.
 Это шутовской “диплом”, в котором Пушкин назван новым членом (“коадъютором” и “историографом”) “ордена рогоносцев”. После семейного скандала, Наталья Николаевна рассказывает все мужу.
Ответом Пушкина стал вызов на дуэль самого Жоржа Дантеса.  Этого, по мнению Владислава Отрошенко, не ожидал ни Геккерен, ни даже его приемный сын. Ведь участие в дуэли означало минимум крушение карьеры иностранцев в России.
Друзьями делаются попытки отговорить Пушкина от дуэли  (особенно много сделал для этого “нянька русских поэтов” Василий Жуковский).
В итоге Дантесу пришлось заявить, что он влюблен вовсе не в Наталью Пушкину, а  в ее вовсе не привлекательную сестру Екатерину (за внешность ее называли Шваброй). В этот же день, по мнению литературоведа, происходит самый трагичный день  в жизни поэта.  Наталья Николаевна, влюбленная в Дантеса, но верная своему мужу, была поражена и не могла скрыть этого от Пушкина. Это означало для поэта крушение надежд на счастливую семейную жизнь, - утверждает Владислав Отрошенко.
Тем не менее, Пушкин пишет отказ от вызова Дантеса на дуэль, упоминая при этом, что он связан с тем, что его соперник женится на Екатерине Гончаровой.  Казалось бы, инцидент исчерпан.
Но в ситуацию вмешался Геккерен, который вручает Наталье Пушкиной письмо от Дантеса, который якобы отказывается от претензий на нее и женится на сестре  Екатерине. Расчет был на то, чтобы представить поступок  Дантеса по меньшей мере благородным, спасающим честь жены Пушкина.
Поэт  пишет письмо Геккерену, в котором называет его старой сводней, преследующей его жену, намекая при этом на гомосексуальные отношения с Дантесом, с так называемым сыном.
И снова вмешивается Жуковский, который приезжает на Мойку к Пушкину и заставляет поэта не отсылать письмо. А затем к императору Николаю Александровичу, которого просит принять Пушкина. Император  вызвал поэта в  Аничков дворец  и потребовал дать ему слово, что тот не будет стреляться с Дантесом. И Пушкин дает слово государю.
По сути, император сыграл роль спасителя поэта, причем не однажды. Это обстоятельство, на которое указал Владислав Отрошенко,  тоже недостаточно изучено. Выходит,  первая власть в России, понимая важность власти литературной, стремилась сохранить  это равновесие.
В конечном счете, единственным защитником Пушкина могла оставаться лишь власть.  Высший свет его предал. И подтверждением тому упоминаемое Отрошенко письмо поэта со строгим  описанием дуэльных событий  к шефу жандармского управления Бенкендорфу, которое было у Александра Сергеевича во время дуэли.
Тем временем Дантес продолжает на светских раутах демонстративно оказывать знаки внимания жене Пушкина. Наталья Николаевна по-прежнему кокетничает с французом.  Это видит даже Николай  и лично предупреждает  жену поэта, от кокетства  с Дантесом.
 Никто не знает, какой именно момент,  в конечном счете, стал роковым для окончательного решения Пушкина  стреляться. Возможно, разговор Натальи Пушкиной с царем (современники утверждали, что Пушкин даже поблагодарил императора за то, что тот заботится о чести его жены).
В итоге, Пушкин переписывает ранее неотправленное письмо Геккерену и незамедлительно отсылает его. Теперь уже Дантес  вызывает Пушкина на дуэль за отца.
Дуэль состоялась 27 января 1837 года  на Черной речке. Через  три дня Пушкина не стало. По мнению лектора,  Пушкину не нужна была смерть Дантеса. Последними его словами после выстрела в соперника, в результате которого Дантес упал,  были:  “Странно! Я думал, что его смерть доставит мне удовольствие, но теперь я чувствую, что это почти огорчает меня”.
Вместе с тем, поэт желал своей смерти и подобно Христу принял ее как искупление. От чего?..

А вольнодумцу приходилось круто,
И он метался все дичей и злей.
Менял квартиры в поисках уюта,
Менял салоны в поисках друзей.
Но все напрасно, попусту и даром,
Ждать ничего не нужно и нельзя...
 Как поумнели русские жандармы,
Как поглупели русские князья!
Что ж оставалось русскому поэту!
В прицельном ожидании конца
Из этих вот дуэльных пистолетов
Стрелять по стеклам Зимнего дворца?!
За ними тихо загорались свечи...
На островах пуржило и мело...
Как одинок он был на Черной речке!..
И целил хорошо. Не повезло!
Татьяна Макарова
















 

Сергей Шаргунов в Яcной Поляне рассказал про свою книгу о Валентине Катаеве.
Вчера в Ясной Поляне в рамках просветительского проекта “Несистематический курс литературы для всех желающих” выступил писатель, главный редактор сайта “Свободная пресса”, а с недавнего времени - депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов. Он представил свою книгу о классике советской литературы Валентине Катаеве.
Молодой писатель сразу же отметил, что Валентин Петрович Катаев его любимый писатель. Почему сегодня автор хрестоматийной повести “Белеет парус одинокий”, входившей в школьную программу, и духоподъемной советской книги о строительстве Магнитки, а также более позднего скандального в писательской среде произведения “Алмазный мой венец” забыт и или полузабыт? По мнению автора исследования, по яркости стиля Катаев один из сильнейших писателей прошлого века, сравнимый лишь с Иваном Буниным и Владимиром Набоковым. “Обидно, что такой мастер стиля был отодвинут в тень забвения, а сорняки варварства становятся все выше”, - объяснил лектор.
Но Шаргунова не в меньшей степени интересовала судьба писателя, ставшего классиком советской литературы.
Каким образом белый офицер, которому пожаловано за мужество в боях личное дворянство, поклонник непримиримого обличителя большевистской власти Ивана Бунина и друг антисоветчика Михаила Булгакова стал затем известным писателем, героем соцтруда, редактором журнала “Юность”, которому покровительствовал сам Михаил Суслов, отвечающий в ЦК КПСС за идеологию?
Ответ на этот вопрос Сергей Шаргунов попытался дать в своей книге, выпущенной в престижной серии ЖЗЛ (кстати, купить ее можно было прямо в зале накануне лекции по цене 750 рублей).
По мнению Шаргунова, опирающегося на архивные документы, воспоминания и письма, Катаев находился меж двух огней. “Ему доставалось и слева, и справа. Его безостановочно мочили и долбили”, - это, пожалуй, ключевая мысль о судьбе писателя, которую пытается подчеркнуть в своей книге и во вчерашней лекции молодой биограф.
Шаргунов считает, что его герой “смотрелся бледно на багровом фоне возбужденной общественности”, “никаких призывов к расстрелам и вообще карам Катаев не изрекал”. Но вместе с тем есть “пара подписей под письмами”. Он также напомнил, что писатель якобы “лично дерзил Сталину на Старой площади”.
Позднейший Катаев времен журнала “Юность” поссорился со всеми, оставаясь самим собой. И вновь проза писателя стала объектом критики слева и справа. Особенно бурное негодование вызвала повесть “Алмазный мой венец”, в которой Катаев рассказал о своих друзьях писателях. В связи с этим Шаргунов напомнил историю о том, как выдающийся актер Игорь Ильинский, которого натравили на писателя, ломился к нему в дверь на даче в Переделкине, а потом просто помочился на нее в знак негодования.
В заключение своей полуторачасовой лекции Сергей Александрович выразил желание увидеть большое возвращение Катаева: “Потому что как писатель это человек бесспорный. Как личность и гражданин, он такой же небесспорный, сколь небесспорен весь двадцатый век. Как и вся наша история состоит из небесспорных событий”.
Отвечая на мой вопрос о том, в какой степени повлияла работа над биографией Валентина Катаева на политические взгляды автора (и наоборот, как взгляды самого биографа преломились в книге о писателе), Сергей Шаргунов сказал, что скорее влияние было эстетическим. “Что касается его воззрений, то Катаев, как верный сын своего Отечества, как человек, который понимал, что, несмотря на все страшные трагедии, русская история продолжается и Россия остается Россией, этот Катаев мне близок. Ему не могли простить, когда он поблагодарил Брежнева за то, что слово “интеллигенция” было вписано в новую Конституцию. Но он, по большому счету, оставался независимым человеком с поправкой на время, в котором он жил”.
На мой взгляд, с поправкой на время пишет и Сергей Шаргунов, стараясь отстоять свои взгляды на современные политические события, происходящие в стране.
Вместе с тем патриотизм и вольнодумство, по его мнению, не противоречат друг другу. Он верит в торжество таланта, поэтому ему интересно читать и Захара Прилепина, и Дмитрия Быкова…
Сергей Владимиров

В первый день фестиваля “Улыбнись, Россия!” в “Киносити” показали фильм известного кинорежиссера и сценариста детского киножурнала “Ералаш” Бориса Грачевского “Между нот, или Тантрическая симфония”.
Борис Юрьевич, оглядев зал, который был почти наполовину заполнен зрителями, даже, как мне показалось, удивился. Ведь в прокат, как он признался, его новую работу не взяли, и фильм покажут только на Первом канале в виде сериала под менее волнующим названием. Ведь согласитесь, “между нот” это почти что между ног. А именно в этой замечательной, на мой взгляд, игре слов и заключается одна из фрейдистских тем фильма – секс и творчество.
Сценарий Марии Хмелик, дочери знаменитого Александра Хмелика и вдовы не менее известного сценариста Василия Пичула, вечен как жизнь. Это история “Золушки”, а также почти отечественный ремейк “Красотки” Гарри Маршала, но с более русским, и правдивым концом.
Известный в России и за рубежом музыкант Кирилл Красин (Андрей Ильин) ведет размеренную затворническую жизнь на даче и пишет ораторию. Но там появляется разбитная и простоватая дочь домработницы Нины Васильевны Юля (Янина Мелехова), с которой у него неожиданно завязывается роман.
А почему бы ему не завязаться, ведь Юля моложе его взрослого сына, с ногами от ушей и привлекательным бюстом. Точно такой же он видел в нежном детском возрасте у своего репетитора по музыке, которая оказалась любовницей его отца-скульптора (Эманнуил Витроган).
Юля тоже увлекается музыкантом и даже делает попытки принять его музыку и мир, в котором он живет. А Кирилл, позабыв свое творчество, попадает между нот (а точнее, ног) молодой и горячей нимфы.
Но счастье было недолгим. Юля неожиданно покидает своего принца, точно также как она сбежала из Тулы, где ранее пережила такое же, по-видимому, мимолетное увлечение. Кирилл, отправившись на ее поиски, находит свою любовь в станционном буфете в компании пьяного в стельку мужика за стаканом водки. Он искренне недоумевает от случившегося и с удивлением смотрит на свою  Юлю.
Оказывается русской “золушке” не нужны ни прекрасные туфельки (жмут), ни высокое общество, ни слезы умиления от музыки. Ведь ее привычная среда – грязный буфет и грубый мужик, которому недосуг говорить красивые слова и вообще как-то ухаживать за ней.   
По сценарию “Красотка” c Ричардом Гиром и Джулией Робертс тоже должна была закончиться также печально, но режиссер все-таки остался верен традиции Голливуда, чьи фильмы как правило заканчиваются хеппи эндом. Но Борис Грачевский остался верен правде жизни. Не случайно, комментируя концовку фильма, он сослался на известную истину, что девушку еще можно вывезти из деревни, а деревню из девушки-никак.

 

“Пюрешка” из Поповки

В хозяйстве Национальной земельной компании “Максим Горький” сумели создать линию по переработке картофеля, не уступающую голландской.

По дороге в Поповку, где находится  основное хозяйство Национальной земельной компании,  куда я езжу каждую осень за картофелем на зиму (там выращивают самый вкусный, по моему мнению, немецкий сорт Гала), стоит баннер “Хватит ныть, бери и делай”. Хороший слоган для компании, хотя может быть и немного наивный. Но только после нынешней поездки в Поповку эти слова обрели для меня подлинный смысл.
Перед поездкой позвонил руководителю компании Андрею Самошину, которого знаю уже более двух десятков лет. Разговорились про сельское хозяйство и подкосившие урожай зерновых дожди, а затем он пригласил посмотреть на новую линию по изготовлению картофельных хлопьев.
“Мы здесь подвиг совершили, в смысле импортозамещения, изготовили и собрали в своем хозяйстве линию по переработке картофеля. Не все, конечно, отечественное: насосы, редукторы немецкие. Но остальное наши мастера сделали. Мне в Голландии говорили, что китайцы этого не смогли, и у вас вряд ли получится. А мы смогли”, - не без гордости сказал мне руководитель крупнейшего в России картофелеводческого хозяйства.
Честно признаться, не люблю понятие импортозамещение, особенно когда много об этом говорят, потому что на результаты отечественного импортозамещения часто без слез смотреть невозможно.
Ведь тульский Левша тоже импортозамещением занимался. Англицкую блоху подковал. Ну и что вышло? Прыгать перестала, зато понтов сколько? Тьфу!
Но то, что сделали в хозяйстве “Максим Горький” - вовсе не похоже на дешевые понты.
Перед входом в цех переработки встретила меня его хозяйка Валентина Юрьевна Кавкова, - технолог пищевого производства еще с советским стажем.
- Вы на полы внимание не обращайте, - виновато предупредила меня Валентина Юрьевна. Наливные полы, сделанные  какими-то  отечественными  горе-импортозаместителями в ближайшее время заменят, и цех будет выглядеть совсем как новенький. Тогда его можно торжественно официально открывать заново.
Перерабатывать картофель в хлопья в Поповке начали еще несколько лет назад на голландском оборудовании. Когда пришло время расширить производство, в хозяйстве решили не закупать дорогое  оборудование в Европе, а сделать и смонтировать самим.
Речь, конечно, не шла о том, чтобы импортозаместить все детали, некоторые из которых  на коленке и даже на отечественных машиностроительных предприятиях  делать разучились (или не умели вовсе).
Но основные узлы решено было производить именно а России. Поначалу Андрей Самошин объехал ни одно предприятие, даже попытался договориться  с одним из производителей работающим на Роскосмос. Оказалось, и там не могут по чертежам и готовой технологии сварить критически важную часть линии по производству хлопьев.
Когда почти в два раза обвалился рубль по сравнению с евро, Андрей Самошин решил, что линию сделать надо. И тогда на сельскохозяйственном предприятии собрали специалистов, инженеров, сварщиков, механиков и не только создали чертежи, разработали технологию изготовления, но и сварили основные конструкции линии. Причем, большая часть деталей из нержавеющей стали.
Так, вместе с голландской линией появилась отечественная made in Maxim Gorkiy. Поскольку технологии полностью соблюдены, качество хлопьев, произведенных умельцами хозяйства, не отличается от тех, которые изготовлены на голландском оборудовании.  Различия между двумя линиями могут увидеть лишь специалисты.
В химической лаборатории  показали новую продукцию, которую НЗК готовится выпустить на рынок. Это картофельные хлопья со вкусом грибов. “Мы даже усилители вкуса в наши хлопья не добавляем, чтобы не было сомнений в полезности наших хлопьев”, - проясняет Валентина Юрьевна, пока я дегустирую образцы нового продукта. Вкусная “Пюрешка” получилась, почти домашняя.
Спрос на картофельные хлопья, которые производят в НЗК, стал уже опережать предложение. Поэтому  в Поповке подумывают о дальнейшем расширении производства. Причем русский картофель распробовали израильтяне и закупают “Пюрешку”  из Поповки. “Правда, с этими заказчиками хлопот много, им ведь кошерное надо”, - рассказывает Валентина Кавкова.
В этом году Максим Горький принял участие в Международной выставке и импорта продовольствия China International Food Exhibition & Guangzhou Import Food Exhibition 2016,  являющейся одной из крупнейших ежегодных выставок продуктов питания в Евразии в  и Международном Выставочном Центре Гуанчжоу. Китайцам картофельные  хлопья из Поповки тоже понравились. Значит, и они будут закупать.
По дороге домой вновь обратил внимание на баннер НЗК “Хватит ныть, бери и делай”. Можем же, если захотим…
Сергей Владимиров

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Paulina Bozek