Пока космические корабли бороздят просторы вселенной...

Настоящая жизнь Тульской провинции ( по материалам районных газет).

Арсеньевский район

У жителей деревни Миново Арсеньевского района нет  ни воды, ни канализации,ни газа. Только  старая водонапорная башня и колонки, которые уже почти 10 лет не работают. Мутную воду берут из единственного старого неблагоустроенного колодца.

Эти вопросы можно было бы решить войдя в программу "Народный бюджет",но, по словам местных арсеньевских чиновников, заявок не поступало.

Пять лет назад энергетики установили новые опоры линий электропередач, поскольку старые сгнили, но старые столбы убирать не стали, а провода не перекинули.

Одоевский район

Жители села Башево Одоевского района пожаловались главе администрации Валерию Крупину на высокие тарифы на воду.

По их мнению, те тарифы, которые установлены для малонаселенных пунктов района, очень завышены. Содержать старые водонапорные башни становится все труднее.По программе "Народный бюджет" в 2017 году в Башево заменили и отремонтировали 206 метров ветхого водопровода (от водонапорной башни до дома №5) с врезкой в уже существующий, то есть старый колодец. Нового колодца, который был бы так необходим,не сделали.В случае аварии перекрыть воду в старом колодце затруднительно, так как кран находится на самой глубине, а чтобы добраться до него нужна лестница.Глава администрации Валерий Крупнин дал поручения директору МУП "Одоевское ЖКХ" и чиновникам решить вопрос.

Белевский район

На родине Жуковского в селе Мишенском, дорога на центральной улице Бунина давно нуждается в ремонте, хотя бы в отсыпке дороги щебнем. Местные власти обещали помочь с включением этих работ в программы "Народный бюджет", "Безопасные и качественные дороги". Зато в Мишенском идёт большой капитальный ремонт сельского дома культуры. Туристы повалят...

Воловский район

В деревне Становая главный больной вопрос жителей - состояние дороги в центре деревни Глава администрации Сергей Пиший обещал помочь с включением объекта в план на на 2018-2019 годы. Будут щебнем отсыпать.

Кроме того, остро стоит вопрос о сборе и вывозе мусора. Было принято решение “подготовить ценовую информацию для жителей деревни”.

Тепло-Огаревский район

В селе Большое Огарево проблема с опиловкой аварийных деревьев. Глава администрации МО Волчье-Дубравское Константин Васильев сказал, что эта процедура дорогостоящая. Только лишь с 2016 года на это ушло из сельского бюджета почти полмиллиона.

Зато в  этом году техническое оснащение  пополнилось ассенизаторской бочкой. Недавно с её использованием велись работы в селе.

Куркинский  район

Почтовое отделение села Кресты работает всего два дня в неделю  в среду и пятницу, но по два часа.Жители попросили Геннадия Михайловича Калину ( главу администрации  оказать содействие в подключении к сети интернет. На сегодняшний день в селе порядка пятидесяти семей нуждаются в данной услуге.

Каменский район



Обустроенная силами жителей деревни Колычево Каменского района детская площадка служит местом досуга не только сельской детворы, но и взрослых.

“Тульская PRовинция”


Сетевое издание. Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
 ЭЛ № ФС 77-58605 от 14 июля 2014 года
.

12_fotter

tulaprovince@gmail.com

В плену рокового сюжета


Владислав Отрошенко прикоснулся к великой тайне смерти Александра Пушкина.                           

Ну, да! - Великая утрата.
Да, боль и слезы всей земли.
Но ведь она не виновата!
Не обвиняйте Натали!
При чем здесь юная москвичка!
При чем она, в конце концов,
Не нарушавшая приличий
И не любившая стихов!
Пусть красотой нечеловечьей
Сияет на глазах у всех
Невиноватая, как вечер,
Невиноватая, как снег,
Как ветры, что в ту зиму дули,
Как тень от сосен на земле,
Невиноватая - как пуля
В уже нацеленном стволе.
Татьяна Макарова

В минувшую субботу в доме культуры Ясная Поляна в рамках  Несистематического курса литературы 2.0  выступил литературовед и писатель Владислав Отрошенко, который рассказал  о  дуэли и смерти Александра Пушкина. Причем в ней он акцентировал внимание именно на роковых обстоятельствах этого события.
Лекция совпала по времени со спектаклем популярного политолога Станислава Белковского, отрывок из которого показал  телеканал “Дождь”. Оба  автора совпали в своих взглядах на русскую литературу вообще и на Пушкина, в частности.
 К ним стоит присовокупить взгляд Дмитрия Быкова, считающего, что Пушкин для России – явление   христологическое.
Итак,  Россия страна литературоцентричная и слово в ней всегда было важнее, чем дело. А литература вообще третья ветвь власти вместе с  царем и церковью (по Белковскому). Наверное, поэтому вокруг смерти главного русского поэта   сломано немало копий.
Владислав Отрошенко, написавший эссе о смерти поэта, уже переведенное на французский язык и опубликованное во Франции подробно, опираясь на различные источники, рассказывал о появлении Жоржа Шарля Дантеса, двадцатилетнего  юноши, с женоподобной внешностью, который волею судеб стал любовником  нидерландского посланника Луи Борхарда  де Геккерена.
Вообще, о гомосексуальном контексте дуэльной истории  со стороны Геккеренов автор намекает вполне отчетливо. Можно было  бы даже высказать предположение, что смерть великого поэта на совести тогдашней части российского высшего света, сочувствующего сексуальным меньшинствам, которые “правили бал” еще  в 19 веке. Но сегодня это выглядело бы слишком смело.
Итак, не зная русского языка содержант  40-летнего нидерландского  посланника начинает военную карьеру в качестве корнета  кавалерградского полка, причем  даже не сдав экзамены по русской словесности, уставу и военному судопроизводству.
Гвардия ропщет, поскольку среди  офицеров  ходят слухи о сожительстве Геккерена с Дантесом.
И тогда Геккерену, вопреки всем писанным и не писанным европейским законам , удается усыновить своего любовника. Но и это не снимает подозрений на нетрадиционную сексуальную ориентацию иностранного посланника и его любовника. При этом Дантес  использовал  их отношения для успешной карьеры, причем не в либеральной  Европе, а в традиционалистской, православной  России.
Тем временем Пушкин уже три года как женат на красавице Наталье Гончаровой. Разница в наружности (лицейское прозвище Пушкина “Смесь обезьяны с тигром”) смущала всех, включая  Александра Сергеевича. “Пушкин не любил стоять рядом со своей женой и шутя говаривал, что ему подле нее быть унизительно: так мал был он в сравнении с нею ростом”, – вспоминал Вяземский.
Высший свет восхищался женой-красавицей  поэта. Да и сам Пушкин подозревал, что  государь-император положил глаз на его супругу.  На самом деле,  на обладание Натальей Пушкиной  претендовал красавец Дантес, который к тому времени был уже завидным женихом, наследником всего состояния  старого содомита Геккерена.
Дантес доводит себя до состояния любовной горячки и даже просит (требует, шанатажирует)   Геккерена посодействовать ему  в том, чтобы добиться расположения Натальи Пушкиной ( причем он даже расписывает в письме к любовнику что и как говорить Натали . И  посланник тоже начинает преследовать жену поэта. Но Наталья Николаевна хоть и принимает знаки внимания от Дантеса и даже увлекается молодым французом, но остается верна мужу.
Свидание тет-а- тет  Дантеса и Натальи Николаевны состоялось на квартире  дочери графа Строганова Идалии Полетики. Дантес грозится застрелить себя из пистолета, если  красавица сейчас же не отдаться ему. Однако Наталье Николаевне удается бежать, воспользовавшись замешательством, вызванным тем, что в спальню в это время  ворвалась  малолетняя дочь хозяйки.
Этим случаем воспользовался Геккерен, в замысел которого входила огласка этого эпизода, после которой Пушкин должен  был  увезти свою жену в деревню, либо от Натали отвернулся свет. Тем самым ему ничего не препятствовало бы его  сожительству  с приемным сыном.
И вот тогда появляется анонимное письмо, которое  4 ноября 1836 года послано восьми адресатам ( включая самого поэта), – братьям Россет, графу Соллогубу, семье Вяземских, Карамзиных, Виельгорских и Хитрово.
 Это шутовской “диплом”, в котором Пушкин назван новым членом (“коадъютором” и “историографом”) “ордена рогоносцев”. После семейного скандала, Наталья Николаевна рассказывает все мужу.
Ответом Пушкина стал вызов на дуэль самого Жоржа Дантеса.  Этого, по мнению Владислава Отрошенко, не ожидал ни Геккерен, ни даже его приемный сын. Ведь участие в дуэли означало минимум крушение карьеры иностранцев в России.
Друзьями делаются попытки отговорить Пушкина от дуэли  (особенно много сделал для этого “нянька русских поэтов” Василий Жуковский).
В итоге Дантесу пришлось заявить, что он влюблен вовсе не в Наталью Пушкину, а  в ее вовсе не привлекательную сестру Екатерину (за внешность ее называли Шваброй). В этот же день, по мнению литературоведа, происходит самый трагичный день  в жизни поэта.  Наталья Николаевна, влюбленная в Дантеса, но верная своему мужу, была поражена и не могла скрыть этого от Пушкина. Это означало для поэта крушение надежд на счастливую семейную жизнь, - утверждает Владислав Отрошенко.
Тем не менее, Пушкин пишет отказ от вызова Дантеса на дуэль, упоминая при этом, что он связан с тем, что его соперник женится на Екатерине Гончаровой.  Казалось бы, инцидент исчерпан.
Но в ситуацию вмешался Геккерен, который вручает Наталье Пушкиной письмо от Дантеса, который якобы отказывается от претензий на нее и женится на сестре  Екатерине. Расчет был на то, чтобы представить поступок  Дантеса по меньшей мере благородным, спасающим честь жены Пушкина.
Поэт  пишет письмо Геккерену, в котором называет его старой сводней, преследующей его жену, намекая при этом на гомосексуальные отношения с Дантесом, с так называемым сыном.
И снова вмешивается Жуковский, который приезжает на Мойку к Пушкину и заставляет поэта не отсылать письмо. А затем к императору Николаю Александровичу, которого просит принять Пушкина. Император  вызвал поэта в  Аничков дворец  и потребовал дать ему слово, что тот не будет стреляться с Дантесом. И Пушкин дает слово государю.
По сути, император сыграл роль спасителя поэта, причем не однажды. Это обстоятельство, на которое указал Владислав Отрошенко,  тоже недостаточно изучено. Выходит,  первая власть в России, понимая важность власти литературной, стремилась сохранить  это равновесие.
В конечном счете, единственным защитником Пушкина могла оставаться лишь власть.  Высший свет его предал. И подтверждением тому упоминаемое Отрошенко письмо поэта со строгим  описанием дуэльных событий  к шефу жандармского управления Бенкендорфу, которое было у Александра Сергеевича во время дуэли.
Тем временем Дантес продолжает на светских раутах демонстративно оказывать знаки внимания жене Пушкина. Наталья Николаевна по-прежнему кокетничает с французом.  Это видит даже Николай  и лично предупреждает  жену поэта, от кокетства  с Дантесом.
 Никто не знает, какой именно момент,  в конечном счете, стал роковым для окончательного решения Пушкина  стреляться. Возможно, разговор Натальи Пушкиной с царем (современники утверждали, что Пушкин даже поблагодарил императора за то, что тот заботится о чести его жены).
В итоге, Пушкин переписывает ранее неотправленное письмо Геккерену и незамедлительно отсылает его. Теперь уже Дантес  вызывает Пушкина на дуэль за отца.
Дуэль состоялась 27 января 1837 года  на Черной речке. Через  три дня Пушкина не стало. По мнению лектора,  Пушкину не нужна была смерть Дантеса. Последними его словами после выстрела в соперника, в результате которого Дантес упал,  были:  “Странно! Я думал, что его смерть доставит мне удовольствие, но теперь я чувствую, что это почти огорчает меня”.
Вместе с тем, поэт желал своей смерти и подобно Христу принял ее как искупление. От чего?..

А вольнодумцу приходилось круто,
И он метался все дичей и злей.
Менял квартиры в поисках уюта,
Менял салоны в поисках друзей.
Но все напрасно, попусту и даром,
Ждать ничего не нужно и нельзя...
 Как поумнели русские жандармы,
Как поглупели русские князья!
Что ж оставалось русскому поэту!
В прицельном ожидании конца
Из этих вот дуэльных пистолетов
Стрелять по стеклам Зимнего дворца?!
За ними тихо загорались свечи...
На островах пуржило и мело...
Как одинок он был на Черной речке!..
И целил хорошо. Не повезло!
Татьяна Макарова
















 

Патриотизм и вольнодумство


Сергей Шаргунов в Яcной Поляне рассказал про свою книгу о Валентине Катаеве.
Вчера в Ясной Поляне в рамках просветительского проекта “Несистематический курс литературы для всех желающих” выступил писатель, главный редактор сайта “Свободная пресса”, а с недавнего времени - депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов. Он представил свою книгу о классике советской литературы Валентине Катаеве.
Молодой писатель сразу же отметил, что Валентин Петрович Катаев его любимый писатель. Почему сегодня автор хрестоматийной повести “Белеет парус одинокий”, входившей в школьную программу, и духоподъемной советской книги о строительстве Магнитки, а также более позднего скандального в писательской среде произведения “Алмазный мой венец” забыт и или полузабыт? По мнению автора исследования, по яркости стиля Катаев один из сильнейших писателей прошлого века, сравнимый лишь с Иваном Буниным и Владимиром Набоковым. “Обидно, что такой мастер стиля был отодвинут в тень забвения, а сорняки варварства становятся все выше”, - объяснил лектор.
Но Шаргунова не в меньшей степени интересовала судьба писателя, ставшего классиком советской литературы.
Каким образом белый офицер, которому пожаловано за мужество в боях личное дворянство, поклонник непримиримого обличителя большевистской власти Ивана Бунина и друг антисоветчика Михаила Булгакова стал затем известным писателем, героем соцтруда, редактором журнала “Юность”, которому покровительствовал сам Михаил Суслов, отвечающий в ЦК КПСС за идеологию?
Ответ на этот вопрос Сергей Шаргунов попытался дать в своей книге, выпущенной в престижной серии ЖЗЛ (кстати, купить ее можно было прямо в зале накануне лекции по цене 750 рублей).
По мнению Шаргунова, опирающегося на архивные документы, воспоминания и письма, Катаев находился меж двух огней. “Ему доставалось и слева, и справа. Его безостановочно мочили и долбили”, - это, пожалуй, ключевая мысль о судьбе писателя, которую пытается подчеркнуть в своей книге и во вчерашней лекции молодой биограф.
Шаргунов считает, что его герой “смотрелся бледно на багровом фоне возбужденной общественности”, “никаких призывов к расстрелам и вообще карам Катаев не изрекал”. Но вместе с тем есть “пара подписей под письмами”. Он также напомнил, что писатель якобы “лично дерзил Сталину на Старой площади”.
Позднейший Катаев времен журнала “Юность” поссорился со всеми, оставаясь самим собой. И вновь проза писателя стала объектом критики слева и справа. Особенно бурное негодование вызвала повесть “Алмазный мой венец”, в которой Катаев рассказал о своих друзьях писателях. В связи с этим Шаргунов напомнил историю о том, как выдающийся актер Игорь Ильинский, которого натравили на писателя, ломился к нему в дверь на даче в Переделкине, а потом просто помочился на нее в знак негодования.
В заключение своей полуторачасовой лекции Сергей Александрович выразил желание увидеть большое возвращение Катаева: “Потому что как писатель это человек бесспорный. Как личность и гражданин, он такой же небесспорный, сколь небесспорен весь двадцатый век. Как и вся наша история состоит из небесспорных событий”.
Отвечая на мой вопрос о том, в какой степени повлияла работа над биографией Валентина Катаева на политические взгляды автора (и наоборот, как взгляды самого биографа преломились в книге о писателе), Сергей Шаргунов сказал, что скорее влияние было эстетическим. “Что касается его воззрений, то Катаев, как верный сын своего Отечества, как человек, который понимал, что, несмотря на все страшные трагедии, русская история продолжается и Россия остается Россией, этот Катаев мне близок. Ему не могли простить, когда он поблагодарил Брежнева за то, что слово “интеллигенция” было вписано в новую Конституцию. Но он, по большому счету, оставался независимым человеком с поправкой на время, в котором он жил”.
На мой взгляд, с поправкой на время пишет и Сергей Шаргунов, стараясь отстоять свои взгляды на современные политические события, происходящие в стране.
Вместе с тем патриотизм и вольнодумство, по его мнению, не противоречат друг другу. Он верит в торжество таланта, поэтому ему интересно читать и Захара Прилепина, и Дмитрия Быкова…
Сергей Владимиров

“Красотка” по-русски, или Почему не “Золушка”?


В первый день фестиваля “Улыбнись, Россия!” в “Киносити” показали фильм известного кинорежиссера и сценариста детского киножурнала “Ералаш” Бориса Грачевского “Между нот, или Тантрическая симфония”.
Борис Юрьевич, оглядев зал, который был почти наполовину заполнен зрителями, даже, как мне показалось, удивился. Ведь в прокат, как он признался, его новую работу не взяли, и фильм покажут только на Первом канале в виде сериала под менее волнующим названием. Ведь согласитесь, “между нот” это почти что между ног. А именно в этой замечательной, на мой взгляд, игре слов и заключается одна из фрейдистских тем фильма – секс и творчество.
Сценарий Марии Хмелик, дочери знаменитого Александра Хмелика и вдовы не менее известного сценариста Василия Пичула, вечен как жизнь. Это история “Золушки”, а также почти отечественный ремейк “Красотки” Гарри Маршала, но с более русским, и правдивым концом.
Известный в России и за рубежом музыкант Кирилл Красин (Андрей Ильин) ведет размеренную затворническую жизнь на даче и пишет ораторию. Но там появляется разбитная и простоватая дочь домработницы Нины Васильевны Юля (Янина Мелехова), с которой у него неожиданно завязывается роман.
А почему бы ему не завязаться, ведь Юля моложе его взрослого сына, с ногами от ушей и привлекательным бюстом. Точно такой же он видел в нежном детском возрасте у своего репетитора по музыке, которая оказалась любовницей его отца-скульптора (Эманнуил Витроган).
Юля тоже увлекается музыкантом и даже делает попытки принять его музыку и мир, в котором он живет. А Кирилл, позабыв свое творчество, попадает между нот (а точнее, ног) молодой и горячей нимфы.
Но счастье было недолгим. Юля неожиданно покидает своего принца, точно также как она сбежала из Тулы, где ранее пережила такое же, по-видимому, мимолетное увлечение. Кирилл, отправившись на ее поиски, находит свою любовь в станционном буфете в компании пьяного в стельку мужика за стаканом водки. Он искренне недоумевает от случившегося и с удивлением смотрит на свою  Юлю.
Оказывается русской “золушке” не нужны ни прекрасные туфельки (жмут), ни высокое общество, ни слезы умиления от музыки. Ведь ее привычная среда – грязный буфет и грубый мужик, которому недосуг говорить красивые слова и вообще как-то ухаживать за ней.   
По сценарию “Красотка” c Ричардом Гиром и Джулией Робертс тоже должна была закончиться также печально, но режиссер все-таки остался верен традиции Голливуда, чьи фильмы как правило заканчиваются хеппи эндом. Но Борис Грачевский остался верен правде жизни. Не случайно, комментируя концовку фильма, он сослался на известную истину, что девушку еще можно вывезти из деревни, а деревню из девушки-никак.

 

“Пюрешка” из Поповки

В хозяйстве Национальной земельной компании “Максим Горький” сумели создать линию по переработке картофеля, не уступающую голландской.

По дороге в Поповку, где находится  основное хозяйство Национальной земельной компании,  куда я езжу каждую осень за картофелем на зиму (там выращивают самый вкусный, по моему мнению, немецкий сорт Гала), стоит баннер “Хватит ныть, бери и делай”. Хороший слоган для компании, хотя может быть и немного наивный. Но только после нынешней поездки в Поповку эти слова обрели для меня подлинный смысл.
Перед поездкой позвонил руководителю компании Андрею Самошину, которого знаю уже более двух десятков лет. Разговорились про сельское хозяйство и подкосившие урожай зерновых дожди, а затем он пригласил посмотреть на новую линию по изготовлению картофельных хлопьев.
“Мы здесь подвиг совершили, в смысле импортозамещения, изготовили и собрали в своем хозяйстве линию по переработке картофеля. Не все, конечно, отечественное: насосы, редукторы немецкие. Но остальное наши мастера сделали. Мне в Голландии говорили, что китайцы этого не смогли, и у вас вряд ли получится. А мы смогли”, - не без гордости сказал мне руководитель крупнейшего в России картофелеводческого хозяйства.
Честно признаться, не люблю понятие импортозамещение, особенно когда много об этом говорят, потому что на результаты отечественного импортозамещения часто без слез смотреть невозможно.
Ведь тульский Левша тоже импортозамещением занимался. Англицкую блоху подковал. Ну и что вышло? Прыгать перестала, зато понтов сколько? Тьфу!
Но то, что сделали в хозяйстве “Максим Горький” - вовсе не похоже на дешевые понты.
Перед входом в цех переработки встретила меня его хозяйка Валентина Юрьевна Кавкова, - технолог пищевого производства еще с советским стажем.
- Вы на полы внимание не обращайте, - виновато предупредила меня Валентина Юрьевна. Наливные полы, сделанные  какими-то  отечественными  горе-импортозаместителями в ближайшее время заменят, и цех будет выглядеть совсем как новенький. Тогда его можно торжественно официально открывать заново.
Перерабатывать картофель в хлопья в Поповке начали еще несколько лет назад на голландском оборудовании. Когда пришло время расширить производство, в хозяйстве решили не закупать дорогое  оборудование в Европе, а сделать и смонтировать самим.
Речь, конечно, не шла о том, чтобы импортозаместить все детали, некоторые из которых  на коленке и даже на отечественных машиностроительных предприятиях  делать разучились (или не умели вовсе).
Но основные узлы решено было производить именно а России. Поначалу Андрей Самошин объехал ни одно предприятие, даже попытался договориться  с одним из производителей работающим на Роскосмос. Оказалось, и там не могут по чертежам и готовой технологии сварить критически важную часть линии по производству хлопьев.
Когда почти в два раза обвалился рубль по сравнению с евро, Андрей Самошин решил, что линию сделать надо. И тогда на сельскохозяйственном предприятии собрали специалистов, инженеров, сварщиков, механиков и не только создали чертежи, разработали технологию изготовления, но и сварили основные конструкции линии. Причем, большая часть деталей из нержавеющей стали.
Так, вместе с голландской линией появилась отечественная made in Maxim Gorkiy. Поскольку технологии полностью соблюдены, качество хлопьев, произведенных умельцами хозяйства, не отличается от тех, которые изготовлены на голландском оборудовании.  Различия между двумя линиями могут увидеть лишь специалисты.
В химической лаборатории  показали новую продукцию, которую НЗК готовится выпустить на рынок. Это картофельные хлопья со вкусом грибов. “Мы даже усилители вкуса в наши хлопья не добавляем, чтобы не было сомнений в полезности наших хлопьев”, - проясняет Валентина Юрьевна, пока я дегустирую образцы нового продукта. Вкусная “Пюрешка” получилась, почти домашняя.
Спрос на картофельные хлопья, которые производят в НЗК, стал уже опережать предложение. Поэтому  в Поповке подумывают о дальнейшем расширении производства. Причем русский картофель распробовали израильтяне и закупают “Пюрешку”  из Поповки. “Правда, с этими заказчиками хлопот много, им ведь кошерное надо”, - рассказывает Валентина Кавкова.
В этом году Максим Горький принял участие в Международной выставке и импорта продовольствия China International Food Exhibition & Guangzhou Import Food Exhibition 2016,  являющейся одной из крупнейших ежегодных выставок продуктов питания в Евразии в  и Международном Выставочном Центре Гуанчжоу. Китайцам картофельные  хлопья из Поповки тоже понравились. Значит, и они будут закупать.
По дороге домой вновь обратил внимание на баннер НЗК “Хватит ныть, бери и делай”. Можем же, если захотим…
Сергей Владимиров

Спасское-Лутовиново – Бежин луг


В минувшую субботу в музее-заповеднике “Бежин луг” состоялось заседание межрегиональной общественной организации “Тургеневское общество”, в котором приняла участие министр культуры и туризма Татьяна Рыбкина. На нем, в частности, сообщалось о создании европейского тургеневского маршрута, куда войдут Москва, село Тургенево, Спасское-Лутовиново, Орел, Бужеваль и Баден-Баден.
А на следующий день мы с женой проехали часть этого маршрута, а именно Спасское-Лутовиново, село Тургенево и Бежин луг.
Первым делом порадовала дорога. Трассу М2 на ее тульском отрезке отремонтировали и даже немного расширили. Поэтому если она не перегружена фурами, то ехать по ней одно удовольствие. Кстати сказать, я особенно люблю симферопольскую трассу - наверное, потому, что именно с ней у меня связаны воспоминания детства, когда автостопом мы с отцом ездили в Чернь, где в селе Черноусово, как говорят, проросли мои казаческо-крестьянские фамильные корни, которых теперь и не сыщешь.
В музее-заповеднике в Спасском-Лутовинове мы бываем каждый год летом и каждый раз, сравнивая его с Ясной Поляной, приходим к выводу, что тургеневская усадьба с регулярным парком нам нравится больше, чем толстовская.



Становится даже неловко от этой мысли. Меня примиряет с ней лишь то, что Иван Сергеевич Тургенев все же был русским европейцем и ему было не все равно, как выглядит его поместье. А Льву Николаевичу Толстому, по большому счету, было пофиг, какая его усадьба, особенно когда он “опрощался”, а все хозяйские заботы легли на его супругу Софью Андреевну.
Теперь эти традиции и вовсе музеефицированы, то есть максимально приближены к исторической реальности.
Тургеневский музей спасает его удаленность от столицы и крупных городов. Здесь нет такого количества посетителей, как в Ясной Поляне, а значит, и меньше случайных людей. Поэтому в тенистых аллеях Спасского можно ходить, наслаждаясь тишиной, не сталкиваясь с “табунами” туристов, громко обсуждающих межу собой текущие проблемы. Особенно приятно ступать по поросшим мхом дорожкам.

На обратном пути решили заехать на Бежин луг. Мы так и не сумели в этот раз попасть на фестиваль и на открытие тургеневского музея на бывшей бумажной фабрике, где писатель останавливался во время охоты.



Музей встретил нас сильным запахом лака, которым были покрыты деревянные полы. Если бы не репродукции и фотографии на стенах, а также старинные предметы интерьера, вряд ли можно было бы назвать увиденное музеем. Особенно диссонировали с экспонатами современные светильники.
Экскурсовод Светлана рассказала о родословной фамилии с ордынскими корнями, об имении брата писателя Николая Сергеевича. От барской усадьбы, сожженной крестьянами, остался лишь фундамент, на котором стоит местная школа, и еловая аллея, заросшая крапивой.
Местная полуразрушенная церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, перестроенная дедом писателя в память своей погибшей дочери Параскевы, застыла в строительных лесах. Работ там не ведется. По-видимому, на дальнейшее восстановление храма нет денег. Может быть, это сделают к 200-летнему юбилею Тургенева, который мы будем отмечать в 2018 году.

Как рассказала Светлана, чаще всего музей посещают туляки и москвичи, которые направляются на родину Тургенева, а вот гордые орловчане сюда пока не спешат. Им, наверное, хватает более уютного Спасского.
Сделав запись в книге посетителей, мы направились на Бежин луг. Это одно из красивейших природных мест нашего края. Чаще всего мы бываем там в дни тургеневского фестиваля, но по дороге из Спасского-Лутовинова всегда заезжаем посмотреть на знаменитый луг.

Первым делом направились к Прощеному колодцу, который славится своей мягкой и даже, говорят, целебной водой. Последний раз мы там были, когда еще не было никаких табличек и креста. Сруб стоял в тени под развесистой ракитой.




Сегодня же появился деревянный крест и информационная табличка с надписью, согласно которой колодец - святой и почитаемый крестьянами с XIX века. Спустившись к срубу, обнаружили, что наполнить водой пятилитровую пластиковую бутыль нельзя никак - из-под  трубы сочился малоубедительный ручеек.
- Там банка возле колодца, спуститесь в него и наберите. Так все делают, - пояснили молодые люди, отдыхающие рядом с речкой.
Действительно, в самом колодце был уступ, куда можно спуститься и набрать воды, на поверхности которой плавали мошки. Но от этой идеи мы отказались.
А затем нам пояснили, что колодец, очевидно, пересыхает, в том числе от того, что прежде он был под деревом, а сейчас на солнцепеке. Этот довод не показался мне убедительным, но факт пересыхания Прощеного колодца был налицо.
Это было не единственное разочарование. На самом видном месте Бежина луга мы увидели свалку из пластиковых и стеклянных бутылок, бумаги и прочего хлама, который зрители фестиваля по привычке оставляют после себя.

Помнится, все прошлые годы рано утром Бежин луг убирали - приводили в порядок после нашествия “высокодуховных” посетителей праздника. Но в этот раз, очевидно, сработали спустя рукава и мусор не вывезли. Поэтому привозить сюда гостей из Москвы и Орла, не говоря уже про иностранцев, категорически нельзя. Какой уж здесь туристический маршрут?


Ландшафт Бежина луга уродуют и бетонные столбы, по которым проложен электрокабель, использующийся только в дни фестиваля. Неужели сегодня, когда миллиарды рублей власть может потратить на фантастические проекты, не найдется денег для иного технического решения? Ведь Бежин луг прежде всего заповедное место, портить этот красивейший вид бетонными опорами совсем уж моветон.


И все же хочется верить, что Бежин луг и Тургенево когда-нибудь станут такими же уютными, как сегодня Спасское. Пусть даже не скоро, а лет через двадцать…Спасское-Лутовиново – Бежин луг...

Толстой – Столыпин: повторение пройденного


Спектакль Театр.Dос на арт-фестивале “Сад гениев” напомнил, что толстовская тема в России далеко не закрыта.
Пожалуй, главным событиями арт-феста “Сад гениев” в Ясной Поляне, помимо лекции Дмитрия Быкова, стал спектакль Театр.doc “Толстой –Столыпин. Частная переписка”, поставленный по пьесе Ольги Михайловой известным режиссером Владимиром Мирзоевым. Премьера состоялась в 2013 году и только спустя три года его смогли увидеть туляки в зале ДК “Ясная Поляна”.
Как и в прошлый раз, на спектакле Активного театра “Толстого нет”, показанного в рамках фестиваля, маленький зал был полон. Организаторам пришлось ставить дополнительные стулья, настолько велико было число желающих увидеть постановку авангардистского столичного театра.
Сюжет спектакля начинается весьма незатейливо. Провинциальный пензенский адвокат Яншин защищает крестьянку Марию Крюкову, зарубившую топором своего свекра без видимых на то причин. При этом Мария и не собирается помогать своему защитнику, соглашаясь даже на казнь, и тот решается написать письма российскому премьеру Аркадию Столыпину и писателю Льву Толстому, надеясь на то, что их авторитет в России поможет ему честно выполнить свой адвокатский долг.
На сцене разворачиваются диалоги, в которых принимают участие Толстой и Столыпин. Один из них олицетворяет передовую часть власти, пытающуюся удержать страну от развала с помощью частной собственности на землю и справедливого правосудия, а другой – ее критик, моральный авторитет и защитник общинной крестьянской России.
Образ Толстого, которого сыграл Захар Хунгуреев, разрушает привычное представление о великом мыслителе и “матером человечище”. В спектакле он больше похож на юродивого, который по ходу действия “режет правду-матку”, стоит на голове и демонстрирует другие йоговские асаны.
Петр Столыпин (Арман Хачатрян) тоже вовсе не похож на российского премьер-министра, у которого вместо модных штиблет дзюдоистский бандаж на ногах. Он говорит правильные слова о частной собственности на землю, о необходимости наведения правопорядка в России.
Но его спор с Толстым оказывается бессмысленным, поскольку Россия, подобно “Титанику”, все равно тонет. Не случайно в кульминационной сцене спектакля звучит “Раскинулось море широко”, которую поет бесшабашная Мария Крюкова в исполнении Анны Осиповой, а ей подпевают другие герои. Именно под разговоры и споры, метания интеллектуалов тонет Россия, неумолимо приближаясь к катастрофе 1917 года. Не поможет стране даже замена обветшавших декораций в виде старой двери на белую, европейскую. Разрубить этот туго затянувшийся узел может только топор, которым Мария кромсает голову своего свекра.
Причина неудач реформ – бабская сущность России, о которой писал накануне октябрьского переворота Николай Бердяев. В спектакле об этом как раз говорит секретарь Столыпина, который напомнил реформатору о двойственной инь-янской, муже-женской, природе души человеческой. После этого даже мужественный Столыпин надевает женскую юбку и начинает копировать женскую походку.
А мужицкую сущность демонстрирует как раз крестьянка Мария Крюкова, которая рассказывает в конце спектакля, как и почему она убивает своего обидчика свекра, пытающегося овладеть ею вместо бесхарактерного мужа.
Почти двухчасовой спектакль прошел, что называется, на одном дыхании, а в трагическом финале в зале наступила мертвящая тишина, поскольку публика боялась пропустить что-то очень важное.
Постановка Владимира Мирзоева, подписавшего, кстати, в 2010 году обращение российской оппозиции “Путин должен уйти”, политически актуальна и остра. Но, как настоящий художник, он не дает окончательного ответа на вопрос о будущем России, у которой, похоже, вновь не остается выбора пути…
Идея театрального толстовского фестиваля, которую высказал недавно Алексей Дюмин, на самом деле хороша. Потому что Толстой в России, действительно, не только не прочитан, но и недостаточно глубоко показан.
Сергей Владимиров

О Толстом и гибридной войне 1812 года

Дмитрий Быков поделился с туляками “Войной и миром”
Второй раз известный российский журналист и литератор Дмитрий Быков выступил на фестивале “Сад гениев” в Ясной Поляне. Если в прошлом году он прочитал лекцию про “Анну Каренину”, то в этот раз посвятил свое выступление роману “Война и мир”. Было бы, конечно, совсем нескромно и неправильно назвать быковский взгляд на творчество Толстого гениальным, но в чем нельзя отказать литератору, так это в остроумии и незаурядном таланте анализа текстов, в котором он разрушает набившие оскомину школьную трактовку главного произведения нашего великого земляка.
Причем на примере своей лекции он блестяще подтвердил мысль о том, что Толстой в России недостаточно понят и прочитан.
Начал он свое выступление с политики, поблагодарив ту небольшую часть специально пришедших на лекцию слушателей, благодаря ненависти которых к нему его популярность только растет.
Действительно, за моей спиной шушукались двое молодых людей, обсуждавших национальность Быкова, национал-предателей с “Эха Москвы” и Донбасс с Крымом.
“Войну и мир” они в лучшем случае “прошли” в школе, а представление о Быкове, очевидно, имели по методичкам “Молодой гвардии Единой России” или другой прокремлевской молодежной организации. Молодой человек даже намеревался задать Дмитрию Быкову вопрос о перспективах майдана в России, но затем, по-видимому, раздумал, провалив тем самым задание старших партийных начальников, и удалился вместе с подружкой, так и не дослушав лекцию.
Остальную публику политические взгляды Быкова, похоже, волновали куда меньше, чем точка зрения известного литератора на “Войну и мир”.  К тому же “хоровод русской истории”, описанный Толстым, гораздо лучше объясняет нынешнюю политику, чем Киселевы-Мамонтовы и прочие Соловьевы на федеральных телеканалах.
Пожалуй, наиболее злободневным и интересным оказалась та часть выступления Быкова, где он рассуждал о войне 1812 года, которую Толстой описал как гибридную, то есть ту, которой воюет не регулярная армия, а природа и народ со своей грозной дубиной.
Именно тему народной войны Быков считает главной у Толстого. “Гибридная война – русская традиционная идея, – заявил лектор. – Дубина народной войны не выбирает, куда ей попасть. Это русский ответ на шпагу”.
И проигрыш в сражении при Бородине, и взятие Наполеоном Москвы оборачивается в конечном счете победой, одержанной не по правилам военного искусства. Как заметил известный прусский теоретик военного дела Карл Клаузевиц, которого цитировал Быков, война 1812 года состоит из поражений.
“Россия вступает в войну целиком и ставит на кон все, – утверждает Быков. –С тех самых пор свободнее всего, вольготнее всего она чувствует себя в состоянии войны, потому что тут возникает человеческая плазма. То, что Толстой назвал скрытой теплотой патриотизма. Когда эта теплота пронизывает всех, тогда начинается единение. Мы хотим впасть в это состояние по любому предлогу, причем не важно, кто нас обидел”.
Но у этого есть одна серьезная издержка, продолжает лектор. И для этого Толстой пишет эпилог романа. По мнению Быкова, общество не может выйти из состояния войны. И если оно по первому требования внешнего противника объединяется в состояние сверхматерии, то в остальное время оно дробится напополам и одна часть истребляет другую: “Потому что, будучи не в силах выйти из состояния войны, общество начинает пожирать само себя. Поэтому конфликт между Пьером Безуховыми и Николаем Ростовым неизбежен в финале романа. Это показывает, что бывает с таким обществом после войны. Если оно привыкло объединяться только по зову боевой трубы, в остальное время оно обречено на вечную холодную или горячую гражданскую войну. Ради этой страшной констатации написан у Толстого эпилог”.
Так, наверное, Дмитрий Быков при помощи Толстого ответил на незаданный вопрос “патриотичного” юноши по поводу возможного майдана в России, а также про Крым и Донбасс и про “пятую колонну”.
Раздав десятка два автографов, Дмитрий Львович сел за руль отечественных “жигулей” и укатил на дачу в Подмосковье.

Спасительная сказка о любви


О постановке мюзикла “Дорога в рай” Веры Трофимовой.
Творческая группа Веры Трофимовой представила новую версию постановки мюзикла “ Дорога в рай” накануне Страстной седьмицы. Если это совпадение, то совсем не случайное.
Это, конечно, не пушкинский “Пир во время чумы”(хотя Черная чума – отдельный персонаж пьесы), а совершенно другая история, в которой удачно смешано средневековье с современностью, где остается место для вечных проблем любви, смерти, христианского воскрешения.
Мюзикл “Дорога в рай” – произведение глубоко христианское. Легкая интрижка молодого короля Рене с прачкой Одри, безудержная вакханалия студентов, только что скинувших сессию, омрачает новость об эпидемии черной чумы, которая грозит уничтожить половину королевства.
Поначалу молодой король, отнесшийся легкомысленно к надвигающейся беде, решается подписать контракт с колдуньей, по которому только его смерть от болезни спасет подданных.
Договор с колдуньей, который согласился заключить Рене, оборачивается для него невыносимыми муками. И он сталкивается с самым, пожалуй, трагическим выбором любого героя, включая Христа: а стоят ли люди, погрязшие, как и он, в грехах, спасения ценой его собственной жизни?
Ответ на этот вопрос, конечно, уже дан в мировой литературе. Но Веру Трофимову он не оставляет. В одном из ее, на мой взгляд, сильном стихотворении “Магдалина”, которое она великолепно положила на музыку, есть такие слова: “Мой непрактичный Бог раздаривал надежду. Себе же не сумел оставить ничего”. Трагизм ситуации заключается именно в том, что подвиги и самопожертвования героев ради людей ничего, в сущности, в них не меняет. “Зачем вы за его хватаетесь одежды? Уймитесь, наконец, отстаньте от него!” – обращается драматург от имени вавилонской блудницы к толпе, которая следует за Христом.
В “Дороге в рай” Вера Трофимова предлагает неожиданное решение рокового противоречия. Подобно библейскому герою, король Рене хотел бы полюбить всех людей и ради них взойти на крест. Но муки невыносимы, и у него появляется и другой вариант, предложенный более продвинутым, выражаясь современным языком, племянником колдуньи(в этой роли успешно дебютировал Валентин Ростанов): полюбить брошенную им Одри и умереть во имя любви к ней, тем самым не только искупить вину перед обманутой девушкой, но и облегчить свои муки. То есть любовь – единственный путь спасения обычных людей, которые не могут следовать за героем. Получается, Одри – та же Магдалина, которая любила Христа, как обычная женщина!
Король умирает на руках у любящей Одри и попадает на суд Божий, где звучит шутливая “Песня ангелов”, которые жалуются, что рай заполнять совершенно некому, поскольку “средь земного населенья праведников не сыскать”.
Бог решает отправить Рене, как кандидата в рай, на землю и послать ему испытание семейной жизнью с Одри.
На этом, как известно, все добрые сказки заканчиваются. Но в финале звучит песня о возвышающей любви, в которой и есть спасение нашего безумного мира. Это единственная дорога, которая еще ведет в рай, который, как известно, вовсе не на небесах, а на земле… И здесь угадывается уже толстовские религиозно-философские мотивы.
Участники группы Веры Трофимовой – не профессиональные актеры, которые умеют и любят петь и играть на сцене, причем делают все с такой самоотдачей, что постановка вовсе не похожа на самодеятельность в привычном понимании этого слова.
Это и Дмитрий Парахин в роли красавца – короля Рене, и его возлюбленная Одри, которую талантливо сыграла Евгения Кузнецова. Весьма яркие персонажи мюзикла Болезнь (Ольга Черюканова) и Колдунья (София Попова), которые, что называется, держат зал своею яркою игрой. По-настоящему раскрылся как актер Александр Захаров в роли Канцлера, но и, конечно, Сергей Рябочкин и Дмитрий Орлов, не только блестяще сыгравшие эпизод, но и исполнившие запоминающуюся песню мародеров.
Песни из мюзикла Веры Трофимовой вполне могут жить и отдельной жизнью, а в аранжировке ее мужа Романа Афанасьева они достойны даже большой сцены.
В замечательном рязановском фильме “Берегись автомобиля” великий Евгений Евстигнеев в роли режиссера народного театра запомнился одной фразой: “Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?“
В этих ироничных словах, может быть, заключено как раз и преимущество самодеятельного театра перед профессиональным, потому что он не боится экспериментировать, поскольку на его спектакли приходит самый доброжелательный и подготовленный зритель.
Почти пять лет назад Вера Трофимова побывала в американском городе – побратиме Тулы Олбани, где перевели и поставили ее “Дорогу в рай”, которая имела небывалый успех в этом маленьком американском городке. В спектакле играли студенты местного колледжа Сент-Роуз и несколько профессиональных певцов.
Спустя пять лет Тула в лице творческой группы Веры Трофимовой обрела свой самобытный театральный бренд – самодеятельный авторский музыкальный театр, который уже нашел свою дорогу к зрителю. Практически каждый спектакль театра проходит при полном зале.
Тем временем в столе у Веры Трофимовой лежат еще минимум три сценария музыкальных спектаклей, которые ждут постановки. И поклонники ее творчества их тоже ждут…