“Со мной или без меня”


Репортаж Тульской PRовинции со встречи врио губернатора Алексея Дюмина с тульской общественностью.
Представителей СМИ  (так называемой четвертой власти) в Колонный зал Дворянского собрания, где должен был выступать Алексей Дюмин с концепцией программы социально-экономического развития области на ближайшую пятилетку, не пустили. Им было предложено сгрудиться в другом зале, где  угощали кофе и чаем из пакетиков со сладкими булочками, и смотреть трансляцию на экране телевизора.
И это, наверное, правильно. Музыкантам (и приравненным к ним журналистам), то есть обслуге, место именно на кухне, а не за общим столом с уважаемыми людьми. С самого начала генеральская команда поставила всех нас на место: слушать, записывать и транслировать услышанное для народа.  
По лестнице в “журналистский” зал повстречалась Наталья Николаевна Грамолина. Пожалуй, она единственная из приглашенных на выступление врио губернатора, которая могла точно и честно сказать, чего именно она ждет  от нового руководителя. И она пожелала Алексею Геннадьевичу правильного отношения к культурной сфере и толковой команды. И с первым, а особенно со вторым, ее ожиданием трудно не согласится. Ведь генерал не может без армии и, самое главное, без штаба. Иначе кем ему командовать?
Алексей Дюмин приехал в Дворянское собрание вовремя. У него даже осталось немного времени, чтобы зайти перед выступлением в особую комнату, возле которой его уже поджидал ректор Тульского государственного университета Михаил Грязев. Как потом выяснилось, Михаил Васильевич был приглашен врио губернатора в качестве модератора и ведущего встречи.
Дюмин был по-генеральски точен, и его двадцатиминутная речь, посвященная основным направлениям социально-экономического развития региона на ближайшие годы и стратегическим приоритетам, началась ровно в полдень.
Михаил Грязев, представляя Алексея Дюмина, пояснил, что пятьдесят дней на посту врио губернатора – знаковая дата.  И с этим трудно не согласиться, поскольку, например, за это время в Туле случилось событие, которое освещали все федеральные СМИ. Имеется в виду цыганский бунт в Плеханове. Но об этом речи почему-то не было.
Врио губернатора смотрел далеко вперед – аж в 2030 год, и строил стратегические планы. Но сначала Алексей Дюмин в течение пятидесяти дней погружался, как о сам выразился, в проблематику региона. Не без помощи, конечно, известных только ему туляков и не туляков.
Оценив человеческий и экономический ресурс, Алексей Геннадьевич сделал вывод, что с ним можно реализовывать самые амбициозные и масштабные инициативы.  
Но в первую очередь, конечно, надо решить насущные наиболее чувствительные проблемы: ветхого жилья, некачественного медицинского обслуживания, нехватки рабочих мест и, конечно, “наших с вами дорог”.
По поводу ветхого жилья трудно было не согласиться с врио губернатора, а вот насчет остальных трех чувствительных проблем возникли вопросы. Как же так? Все четыре с половиной года  Владимир Груздев и его министр здравоохранения Ольга Аванесян занимались качеством и доступностью медицинского обслуживания, а пришел врио губернатора и за пятьдесят дней определил, что вся проделанная работа, что называется, псу под хвост?
Если бы в Колонном зале Дворянского собрания сидела министр здравоохранения, одна должна была бы первой подать в отставку после такой оценки ее работы новым руководителем. Но Ольги Аванесян в зале никто почему-то не увидел.
Ну а про дороги? Мы так гордились, что “туляк-тулячок” Владимир Груздев починил все дороги, да так, что Народный фронт заставил лить слезы, но оказалось, что ничего от них уже не осталось и, как в известной сказке, карета превратилась в дырявую и гнилую тыкву.    
Не знаю, о каких рабочих местах сказал Алексей Дюмин, но в службах занятости вакансий больше, чем желающих их занять. Не говоря уже о том, что еще недавно все СМИ писали о создании тысяч и тысяч рабочих мест на предприятиях Тулы и области.
В среднесрочной перспективе (2016–2021 гг.) Алексей Дюмин поставил задачу выйти на втрое место в ЦФО (сегодня мы на 5-м или 6-м месте) по реальным доходам населения. Ну что же, задача вполне выполнима, если, конечно, в остальных регионах доходы населения будут неуклонно падать, а у нас безудержно расти.
Алексей Геннадьевич уточнил, что качество жизни – это не только зарплата, хорошее жилье и одежда, но и достойное образование, доступная медицина и культурные ценности.
Образование, по мнению врио губернатора Тульской области, должно отражать потребность региона, поэтому эту приоритетную сферу надо повернуться лицом к производству. Одним  словом, больше инженеров и техников – и меньше юристов и филологов. С учетом среднесрочного, тем более долгосрочного, планирования, Алексей Дюмин, скорее всего, прав. И все это обязательно случится, если, конечно, удастся обуздать стихию рынка и перейти к плановому хозяйству, как уже у нас было. В конце концов, все новое в нашем Отечестве – это крепко забытое старое.
Пожалуй, самым мощным разделом проекта новой программы должна стать “Новая индустриализация”. Речь не совсем о сталинских пятилетках, но о чем-то незаслуженно, как выясняется, забытом. Например, Алексей Дюмин призвал учиться “все производить в своей стране”.
После этих слов весь зал, наверное, должен был дружно встать и запеть что-нибудь духоподъемное. “Интернационал”, например. Но все участники встречи спокойно внимали словам Алексея Дюмина, как будто они уже слышали их не раз от всех его предшественников на посту губернатора Тульской области.
Ведь, если крепко задуматься, Алексей Геннадьевич говорил совершенно правильные слова и предлагал здравые идеи, с которыми вряд ли бы поспорил любой хозяйственник, сидящий в Колонном зале Дворянского собрания.
Например, мой давний знакомый Андрей Самошин, который руководит самым крупным не только в стране, но и в Европе картофелеводческим хозяйством. Он строит планы обеспечить всю Россию семенным картофелем, переняв опыт и технологию у немцев и голландцев. То есть при грамотном подходе Тульская область даже на своей картошке подняться сможет. Не говоря уже про “Панцири” с “Градами”, которые после военной операции в Сирии намереваются купить даже те страны, которые и не собирались, если верить словам Николая Макаровца.
Выступление врио губернатора было коротким, всего 20 минут, причем многие конкретные предложения из проекта новой программы стратегического развития Алексей Дюмин взял у своего предшественника Владимира Груздева. И  про малый бизнес, и про технопарк, и  свободную экономическую зону промышленного типа в Узловой.
Одним словом, дорог много, а путь один, мудро изрек Алексей Геннадьевич и предложил изложенную им программу дорабатывать, что называется, всем миром. И тут же назначил  руководителей экспертных групп по направлениям. Например, владельцу свиноводческого  хозяйства “Лазаревское” Федору Романовскому он предложил возглавить группу, которая будет совершенствовать раздел по стратегическому развитию сельского хозяйства, а Николаю Макаровцу из “Сплава” – объединить группу экспертов по доработке раздела по развитию  промышленности региона.
Последний и единственный вопрос к врио губернатора задал директор филиала ФГУП “ВГТРК” “ГТРК “Тула” Сергей Белов.
“Мы, журналисты, народ смелый иногда”, – начал издалека представитель второй древнейшей. “Чересчур иногда”, –  уточнил генерал-лейтенант. “Надеюсь, это комплимент”, – парировал Сергей Белов. “Конечно”, – ответил Алексей Геннадьевич, хотя,  судя по тональности его ответа, он не собирался делать комплименты.
“Скоро выборы, жители нашей губернии славной будут выбирать губернатора, – продолжал директор телекомпании. – Алексей Геннадьевич, то, что вы сегодня сказали, это предвыборная платформа для будущего кандидата?”
Алексей Дюмин в это время переглянулся с Михаилом Грязевым, и тот даже попытался остановить представителя четвертой власти. Но врио губернатора решил все же дать ответ.
“Дело не в выборной программе. Будет ли это Дюмин, Иванов, Петров, Сидоров… Мы проделали большую работу, расставили акценты. Некоторые вещи надо будет делать сегодня, завтра, через год, через два. И независимо от того, кто здесь будет находиться. У большой лодки Тульской области должен быть рулевой. Что касается выборов, со мной или без меня, мы все равно к этому придем”, –  заключил Алексей Дюмин.
Добавить к этому было решительно нечего, потому что все поняли, что у Алексея Дюмина тоже есть большой начальник…
 
Сергей Владимиров

Ленинским путем, часть 2


Все течет, но не меняется

Жители домов по улице Шоссейной в поселке Барсуки, что рядом с бывшим райцентром, дышат не воздухом, а испарениями от канализационных стоков. Так продолжается уже лет пятнадцать, но последние три года это стало совсем невыносимо.


В Барсуках полностью неисправна канализационная сеть, поэтому вода с фекалиями стекает на улицу Шоссейную, а затем разливается у железнодорожной насыпи, расположенной через дорогу, ведущую в Тулу.
Как только Ленинский район был аннексирован Тулой, у местных забрезжила надежда, что богатый сосед возьмется за решение этой проблемы. Но, как говорится, скоро лишь сказка сказывается.
К тому же главный сказочник внезапно уехал в Москву, а новый еще не вошел в курс дела.
С Игорем Игоревичем Пастуховым меня познакомил Владимир Злобин, который, еще будучи начальником барсуковского “министерства строительства и ЖКХ”, пытался решить проблему канализации и водоотведения. Но так и не решил, по-видимому, по причине недостатка сил и средств в местном бюджете.

У Игоря Пастухова в руках папка с ответами тульских чиновников на обращения о ликвидации неисправности канализационного колодца в районе дома № 10 по улице Шоссейной. Чиновники вроде не отказывают, но продолжают кормить “завтраками” жителей, ставших заложниками экологической катастрофы местного значения, продолжающейся не один год.
“Сначала я звонил в местную коммунальную службу, но она теперь работает как диспетчерская, то есть передает наши жалобы в Тулу. Затем обращался в Зареченский округ. Но и там, кроме обещаний, ничего не получил”, - рассказывает Игорь Пастухов.
У близлежащего дома стоят две женщины. Одна из них, Нина Михайловна, тоже рассказала, как не раз обращалась по поводу протекающего колодца. “Куда мы только ни звонили, ничего не добились”, - сообщила она. Вместе с соседями Нина Михайловна пытается спасти прилегающую территорию от зловонной жидкости, которая все прибывает и прибывает.
Недавно возле домов по Шоссейной проложили новую теплотрассу. Теперь ее тоже залило канализационными стоками, рассказал Игорь Пастухов.
Мы переходим через шоссе к железной дороге, ведущей на Алексин. Перед насыпью разливается большая вонючая лужа.

Новый срок ликвидации аварии намечен на второй квартал 2016 года. “Значит, снова все лето задыхаться будем”, - делает неутешительный вывод мой собеседник.
Недавно первый заместитель главы администрации Тулы Валерий Шерин, защищая проект присоединения Ленинского района к городу-герою, не без гордости сообщил, что впервые разработана и принята программа, которая раз и навсегда покончит с вечными проблемами бывшего Ленинского района, касающимися водоснабжения и канализации. Барсуковцы с улицы Шоссейной хоть и слышали об этих планах и, наверное, еще надеются, что они все исправят. Правда, не знают, доживут ли до этого счастливого времени, или в планы вмешается очередная смена власти, кризис либо какие другие потрясения, возникшие у любимой Родины…
Сергей Тульский

Ленинским путем

Репортаж из бывшего райцентра, ставшего частью Большой Тулы.
Поселок Ленинский стал частью Большой Тулы. Хотя, по-моему, эта, по сути, аннексированная областными чиновниками территория была и останется еще лет пятьдесят безрадостной и убогой тульской провинцией, если, конечно, не закрывать глаза на ее проблемы. Решать их теперь предстоит за счет благополучия областного центра, который и сам не справляется с коммуналкой, ветхим жиьем и благоустройством.
В дорогу меня позвал житель поселка Барсуки Владимир Николаевич Злобин, с которым мы познакомились, когда он боролся за добросовестный ремонт дома за счет Народного бюджета. Как выяснилось, Владимир Николаевич в юности увлекался футболом и даже играл за одну из местных команд.
“Спартак” - чемпион
Первым пунктом нашего маршрута стал расположенный за зданием райсуда местный стадион “Спартак”, где в сентябре 2014 года торжественно открыли футбольное поле с искусственным покрытием.

На заснеженном стадионе безлюдно. Даже ледовый каток не работал, хотя еще в начале зимы тульские власти громко рапортовали о его работе. Аналогичная картина была и в поселке Обидимо, куда в бытность Виктора Андреева приезжали покататься на коньках даже туляки. Теперь до этих “спортивных объектов” руки чиновников из Зареченского округа Тулы, по-видимому, не дотягиваются. А в поселке местную власть фактически обнулили за ненадобностью.

Стадион “Спартак” начали капитально ремонтировать по федеральной программе еще в 2013 году. Теперь здесь то ли хоккейная, то ли футбольно-баскетбольная площадка, футбольное поле с искусственным покрытием, детский городок и снаряды для воркаута.
В летнее время стадион не пустует. Как рассказал случайный прохожий, по пятницам там собираются любители погонять мяч.
Однако Владимир Николаевич с ностальгией вспоминает, когда на “Спартаке” был настоящий травяной газон, бегать по которому куда удобнее, чем по раскаленному пластмассовому ворсу.
По мнению Бориса Тимофеева из Тульской областной федерации футбола, поля с искусственным покрытием используются в основном зимой, поскольку имеют подогрев ковра. Но таких в области, по его словам, всего два: на Косой Горе и в Новомосковске, где проводятся соревнования “Снеговик”.

На “Спартаке” футбольное поле с искусственным покрытием без подогрева. Максимум, что удалось сделать, это дренаж, благодаря которому вода уходит в канализацию.
Министр внутренней политики Антон Агеев, который в 2013 году возглавлял Ленинский район, считает капитально отремонтированное (а по сути, построенное заново) футбольное поле на стадионе “Спартак” хорошим, учитывая, что на него пошло всего около 20 миллионов рублей. Это, по его словам, совсем небольшая сумма, учитывая масштаб проведенных работ. Ведь одного грунта было вывезено 2000 кубических метров вместо первоначально планируемых 500! Благодаря этому подушка под газоном до сих пор держится и не идет волнами.
Гендиректор тверской фирмы ООО “ЖилПромСтрой”, выигравшей конкурс на капремонт футбольного поля на стадионе “Спартак”, Павел Лукомник тоже считает выполненную работу качественной. Хотя до сих пор судится с заказчиком, пытаясь получить деньги за дополнительно произведенные работы. Правда, к “кидалову” со стороны властей он относится философски: “Везде так”.
По его мнению, искусственные футбольные поля обходятся дешевле, а при правильной эксплуатации вполне пригодны для организации соревнований. На “Спартаке” нет не только подогрева, но и полива, в котором нуждается искусственное покрытие. Не говоря уже о подсыпке резиновым гранулятом и кварцевым песком.
У Владимира Злобина в связи с этим есть вполне резонный вопрос: зачем было делать искусственный газон, если футбольное поле нельзя использовать зимой? Может быть, действительно дешевле и эффективнее было бы капитально ремонтировать поля с живым травяным газоном? Как, например, в Обидиме, где футбольное поле признано одним из лучших в области (это, кстати, подтвердил и Борис Тимофеев). Причем Виктор Андреев, будучи главой поселка, сделал его лучшим без какой-либо финансовой помощи из области.

Да и полноценного стадиона “Спартак” в результате капитального ремонта так и не получилось. Нет раздевалок для спортсменов, даже туалета нет. Но есть скамейки под навесом для зрителей. Да и те, похоже, скоро растащат местные жители на свои дачи. Во всяком случае, с некоторых навесов уже исчезли листы из поликарбоната.

Примечательно, что стадион в поселке Ленинском, как говорят, считается одним из лучших по сравнению, например, с теми, что “капитально отремонтировали” в Кимовске, Суворове или Первомайском.
В связи с этим возникают вопросы к тульскому “министру спорта” Дмитрию Яковлеву:
- Не лучше бы было вкладывать бюджетные деньги на строительство одного-двух действительно хороших футбольных полей с искусственным покрытием (они действуют в Новомосковске и на Косой Горе), чем размазывать средства на несколько объектов?
- Почему комитет по спорту и молодежной политике сделал ставку на футбольные поля с искусственным покрытием, хотя именно травяные газоны до сих пор считаются лучшими для проведения соревнований?

Продолжение следует…

Потребность в Ленине

21 февраля посетил яснополянский Дом Культуры с целью прослушать лекцию столичного критика Льва Данилкина с несколько для меня непонятным названием "Стиль Ленин". Мне, как тульскому пролетарию стало интересно и даже немного боязно, чего это вдруг столичные литераторы принялись за Ильича? А Ильич то нонче не только литераторам, а и президентам покою не дает, нет нет да и норовит сбежавши с украинских постаментов затолкать атомную бонбу под Россию-матушку. При чем, как всем известно каждой лошади, исключительно на деньги вздрагивающих Бисмарков. И вот с такою тайною тревогой в душе, но подавляя в себе смешную бестактность защиты, и прибыл я на эту лекцию, благо вход был бесплатный.



В общем и целом лекция на мой строгий пролетарский взгляд прошла несколько сумбурно, что я списал бы на непроработанность не столько дискурса, сколько на невнятность идеологического направления того загадочного явления, породившего потребность в этом самом "новом ленинском дискурсе" у простого российского литератора Льва Александровича Данилкина. Наверное эта загадочная потребность и заставила писателя и литературоведа приехать с "лекцией в свободном формате" именно в Ясную поляну, ставшую у нас, (и до нас) одним из центров литературной, да пожалуй и не только, мысли.

Данилкин, рассказывая о своих наработках по задуманной книге в целом обрисовал свой, я бы сказал, стандартно-дуалистичный путь к Ленину. Во первых он углубился собственно в чтение трудов Владимира Ильича, и даже замахнулся освоить труды о Ленине. А освоение ленинианы ввиду ее гигантской многотомности уже сходно подвигам мифических героев античности. Во вторых он как и многие советские писатели задолго до него проехался по ленинским местам, дабы прочувствовать и таким образом лучше понять Ленина. Собственно он еще и сейчас, подобно тем слепым ощупывающим слона, находится довольно далеко от желаемого им результата - книги из серии ЖЗЛ о Владимире Ильиче Ленине(Ульянове). А, между прочим заявка на Ленина в серии ЖЗЛ - дело серьезное и требующее гражданской ответственности. До этого про Ильича в серии ЖЗЛ выходили только "Силуэты" А.Н.Луначарского и три книги англо-американского писателя, историка и биографа Роберта Пейна.

Хочется пожелать Льву Александровичу успеха в этом нелегком труде. Что бы пробиться к своему Ленину через нагромождения окаменелого дерьма порой еще и сегодня нет нет да и откладываемого всякого рода сегодняшними кумирами - быкующими постмодернистскими графоманами нужно приложить серьезные усилия. Однако же этот путь определенно может быть найден, как, например, нашел путь к Ленину Борис Пастернак прорвавшись сквозь свою Высокую болезнь, в том товарищу Данилкину моя пролетарская зарука.



Новая Лениниана Льва Данилкина


Молодой литературовед впервые рассказал о книге, которую пишет уже несколько лет.
Литературный критик Лев Данилкин пишет ни много ни мало, а биографию Владимира Ленина для серии ЖЗЛ, которую вот уже несколько десятков лет издает “Молодая Гвардия”. Взяться за эту работу сегодня, на мой взгляд, мог бы либо великий безумец, либо слишком самоуверенный писатель. Ни на того, ни на другого Лев Данилкин вовсе не похож. К тому же он и сам пока не уверен, что в конечном счете получится из его замысла.
Впервые обкатать тему на публике 41-летний Лев Данилкин решил в Ясной Поляне, в рамках “Несистематического курса литературы для всех желающих”.
Он вовсе не ожидал, что на его лекцию в такой консервативной провинции, как Тула, пришли “не полтора человека”, а сто. Причем значительная часть зала состояла из молодых людей, не отягощенных советским опытом прочтения классика марксизма-ленинизма и вождя мирового пролетариата.
Льва Данилкина Ленин интересует не столько как мыслитель и политик, а как литератор. Кстати, именно эту профессию Владимир Ильич заявлял в анкетах (даже после революции) как род основной своей деятельности. Наверное, потому что в России поэт больше чем поэт, а писатель, стало быть, больше чем писатель.
Лектор начал с того, что подчеркнул идеологическую связь Ленина с Толстым. По его мнению, яснополянский мыслитель дал Ленину ключ к превращению чистого западного марксизма в русский ленинизм.
Весьма точным, на мой взгляд, выглядит характеристика Львом Данилкиным РСДРП как партии литераторов. Причем Ленин был не самым блестящим публицистом и оратором по сравнению, например, с Георгием Плехановым, Львом Троцким и Гриогорием Зиновьевым. Однако именно он в конечном счете возглавил и партию, и первое советское правительство.
Вряд ли можно объяснить это стечением обстоятельств или ленинским вероломством, которое выразилось в том, что Ленин проявил себя как настоящий мастер внутрипартийного раскола (“чтобы объединиться, надо сначала размежеваться”). А именно так объяснил Лев Данилкин победу Ленина во внутрипартийной борьбе.
Скорее куда более убедительным выглядит его объяснение ленинского успеха умением говорить с народом на его же языке. И здесь невольно вспоминается железобетонная идеологическая формула советских времен: “Прост, как правда”. Но и она вряд ли является исчерпывающей.
Ленинский стиль пытался сформулировать Борис Пастернак в “Высокой болезни”:
Он был как выпад на рапире.
Гонясь за высказанным вслед,
Он гнул свое, пиджак топыря
И пяля передки штиблет.
Слова могли быть о мазуте,
Но корпуса его изгиб
Дышал полетом голой сути,
Прорвавшей глупый слой лузги.
И эта голая картавость
Отчитывалась вслух во всем,
Что кровью былей начерталось:
Он был их звуковым лицом.
Когда он обращался к фактам,
То знал, что, полоща им рот
Его голосовым экстрактом,
Сквозь них история орёт.
И вот, хоть и без панибратства,
Но и вольней, чем перед кем,
Всегда готовый к ней придраться,
Лишь с ней он был накоротке.
Столетий завистью завистлив,
Ревнив их ревностью одной,
Он управлял теченьем мыслей
И только потому - страной.
С этой характеристикой великого поэта можно спорить, и наверняка найдутся аргументы против, однако невозможно опровергнуть исторические факты (хотя всегда будут попытки их переосмыслить заново) о значении ленинского стиля для судеб страны.
Данилкин не боится переосмыслить всю лениниану, показать другого, совершенно доселе неизвестного нам Ленина. Хотя, как справедливо заметил Дмитрий Быков в своей книге из серии ЖЗЛ о Борисе Пастернаке, Ленин в стихах и в литературе ни у кого не получился. Ни у его апологетов, ни у противников.
Завершая встречу с туляками Лев Данилкин заявил, что это первое и, наверное, последнее выступление с лекцией о Ленине. Может быть, на родине Толстого он почувствовал, насколько серьезен и ответственен его замысел…
Сергей Тульский

Французский “Роланд” с тульским акцентом

В последний день января состоялась долгожданная премьера трехчасовой музыкальной драмы творческой группы Веры Трофимовой “Роланд”.
Перед началом спектакля она вышла на сцену и коротко рассказала о новой постановке: “Ни в один проект не было вложено столько сил, крови, любви и средств”. Пожалуй, только она в полной мере знает цену своим словам.
Текст пьесы был написан Верой Трофимовой давно, еще в начале 90-х, а сочинять музыку и готовить постановку она начала два года назад, сразу после “Мелькора”. То есть спектакль полностью авторский, как, впрочем, и все постановки, которые созданы ее творческой группой.
Про ее замысел я не знал и только побывав на премьере смог убедиться, насколько он свеж, оригинален и, не побоюсь этого определения, гениален.
Для современного читателя “Песнь о Роланде”, пожалуй, покажется скучной. Ее, скорее всего, читают лишь студенты-филологи, поскольку это произведение входит в программу по зарубежной литературе.
Но Вера Трофимова дала столь неожиданную трактовку легенды http://www.proza.ru/2011/04/11/1155, что ее поэтическая драма оказалась близка и созвучна тому состоянию, которое, на мой взгляд, переживает сейчас Россия, находящаяся в поисках выхода из невротического состояния, которое чаще привыкли называть ”поднятием с колен”.
Как говорит Ганелон, граф Санский, обсуждая с матерью Роланда, Бригиттой, ее чрезвычайно воинственного сына: “Сейчас железом пахнут все”. В оборонной Туле этот аромат войны должен ощущаться наиболее сильно.
Любовь и смерть в “Роланде” Веры Трофимовой переплетены столь туго и неотвратимо, как война и мир у нашего великого земляка.
Итак, сначала о любви. В Бригитту, рано овдовевшую, но привлекательную мать Роланда, влюблены граф Санский Ганелон, граф Бернгард, менестрель Гильом и даже родной сын Роланд.
Влечение сына к родной матери оказывается разрушительным, потому что в борьбе за обладание ею он убивает сначала романтичного Гильома, а затем, по сути, приговаривает к смерти Ганелона, своего нового приемного отца, возвратившегося из военного похода в Испанию после победы в войне с маврами.
Эпический сюжет о царе Эдипе, который лег в основу психоанализа Зигмунда Фрейда, автор “Роланда” тоже решила использовать, причем это получилось у нее просто блестяще.
Еще одна сюжетная линия “Роланда” Веры Трофимовой посвящена трогательной любви деревенской девушки Альды к графу. Эта замарашка, кстати, одна из немногих положительных героев драмы талантливого тульского автора. Ее любовь и трагическая смерть преображает и даже почти исцеляет Роланда, страдающего эдиповым комплексом.
Кстати, классический сюжет неравной любви простолюдинки к знатному мужу присутствует у Веры Трофимовой в ее мюзикле “Дорога в рай”. Правда, в “Роланде” нет никакого хеппи-энда. Альду сжигают на костре, признав ее ведьмой, а главный герой хоть и живой, но уже не герой вовсе, а раздавленный и безвольный невротик. От него остается лишь миф, который не разрешено править. Об этом говорит Бенгард в конце драмы, которому предлагают написать всю правду о подвиге Роланда:
Если мы исправим,
То дух сомненья привнесем,
А веру сильно поубавим.
Оставь. Пергамент стерпит все.
Блестящая и очень поучительная концовка истории, которая, как известно, вечная служанка политики, особенно в нашем отечестве!
Война в “Роланде” – единственное средство избавления от невроза.
“Война все спишет, все устроит. Война! Что может с ней сравниться! Какая из земных страстей?” –это слова молодого графа, который неосознанно пытается побороть свою любовную страсть к матери с помощью игры со смертью.
Но прежде всего войны хочет французский король Карл, который “твердит о пользе государства, об угнетенных христианах, которых почему-то надо немедленно освобождать от мавританского господства”!
Не правда ли, эти слова Бригитты, написанные Верой Трофимовой двадцать лет назад, звучат как-то по-особенному современно?
Из дихотомии войны и мира, любви и смерти в “Роланде” Веры Трофимовой – рождается истина, что война вовсе не неизбежность, а любовь и есть жизнь, которой надо учиться. Эту простую мысль высказывает слуга Роланда Тибо, когда тот просит его убить.
Наконец, несколько слов о самой постановке. Вера Трофимова отказалась от приглашения профессионального режиссера. В том числе и потому, что его услуги стоят таких денег, которых у творческой группы просто нет.
Поэтому там, где порой не хватает каких-то специальных навыков режиссуры, актеры и сама Вера компенсируют одержимостью идеей.
Впервые Вере Трофимовой удалось привлечь к исполнению ролей в постановке актеров из Питера и Калуги. Например, роль Бригитты сыграла профессиональная питерская актриса Марина Яковлева, которая приезжала на репетиции в Тулу.
За четыре года в творческой группе Веры Трофимовой зажглись настоящие звезды. Рамазан Селимов и София Попова, Дмитрий Парахин и Евгения Кузнецова, Сергей Корякин и Мирина Айсаева, Сергей Рябочкин и Ольга Черюканова и другие. Причем, помимо актерского таланта, они обладают и хорошим вокалом, что в нашем городе большая редкость даже среди профессиональных актеров.
Отдельно следует сказать о Романе Афанасьеве, который является автором всех 27 аранжировок мелодий, прозвучавших в спектакле. Как рассказала сама Вера Трофимова: "Без него "Роланд" так и остался бы лежать в моем столе". Так этот семейный и творческий тандем рождает искусство замечательной музыки и глубокого текста.
По сути, в Туле благодаря Вере Трофимовой и ее последователям вот уже минимум три года действует настоящий музыкальный театр. Практически на одном энтузиазме ее участников и благодарной тульской публики, которая заполняет зал бывшего ДК металлургов, где проходят спектакли.
Наверное, это удел всех талантов в нашем отечестве. Тем не менее у них пока все получается. Причем не благодаря, а именно вопреки…
Сергей Тульский








Как читать стихи?


Сегодня в Доме культуры “Ясная Поляна” открылся “Несистематический курс литературы для всех желающих”. И первым лектором стал телеведущий, литературовед-расстрига Александр Гаврилов, который на примере одного стихотворения Олега Чухонцева “Кат в сапогах” показал, как правильно анализировать поэтический текст.
Это был не только и не столько литературоведческий, но и историко-философский анализ одного из самых лучших произведений ныне живущего русского классика, которое написано в 1970 году, накануне брежневского застоя и ползучей реабилитации сталинизма.
Через полвека история повторяется вновь, и вот уже на наших глазах у нынешних патриотов-державников текут розовые слюнки при упоминании имени великого инквизитора, спалившего десятки миллионов людей ради создания советской империи, развалившейся как карточный домик в 91-м году.
И если у Осипа Мандельштама в его “Горце” эпоха вождя всех народов описана как трагедия, то у Олега Чухонцева в “Кат в сапогах” спустя 37 лет она предстает еще и ка великая ирония отечественной истории, пытающейся постоянно возвратиться к корням, а точнее – назад к некой исходной и не самой лучшей точке.
По мнению Александра Гаврилова, счастливый и удачливый читатель, с одной стороны, должен “подарить автору очень много доверия”, то есть потратить много времени, чтобы “поместить в себя его текст”. С другой стороны, писатель должен постоянно “упражняться в недоверии”, шифруя свой текст.
“Олег Чухонцев – великий русский поэт”, – считает Александр Гаврилов и на примере всего лишь одного небольшого, но глубокого стихотворения доказывает свой тезис.
Вот оно.
Кат в сапогах
По Малой Никитской в отечных снегах,
мурлыча, расхаживал кат в сапогах.
Пенсне на носу и на пальце рубин,
и двое в папахах как тени за ним.
От черных застолий краснели белки,
он шел и катал за щекой желваки.
Он шел, а в решетах шумела весна,
и песню жевал: – На-ни-на, на-ни-на.
И улица пахла, как свежий чанах,
и каждая ветка чирикала: – Вах!
И каждая шубка на рыбьем меху
шуршала в ушах, отдаваясь в паху.
Ай, рыжая челка! Духами “Манон”
пахнёт комсомолка – и вроде влюблен.
Актерки, танцорки, строптивый народ,
хотите – на выход, хотите – в расход.
Как зябко, однако, в безлюдной Москве!
Но горный мотивчик журчит в голове.
Какая эпоха! Какая страна!
И сердце поет: – На-ни-на, на-ни-на...
Кат в сапогах, не то же самое, что кот в сапогах. Кат – это палач, но, в отличие от настоящего палача, кат у Чухонцева казнит не по долгу службы, а по своему желанию.
Ну, конечно же, ностальгическое пенсне, красные белки от ночных “черных застолий”
у Хозяина и вызывающий рубин на пальце – довольно точный образ Лаврентия Павловича Берии, главы НКВД в 1938 году, сразу же после окончания большого сталинского террора.
Среди столичной публики ходят легенды, что дом на Малой Никитской, 28/1, где квартировал Берия, до сих пор посещает привидение в образе Лаврентия Павловича, а иногда там видят даже его черный ЗИС.
Очень важная часть понимания стихотворения Чухонцева – кавказский акцент, который передает автор: “И улица пахла, как свежий чанах, и каждая ветка чирикала: – Вах!”
Олег Чухонцев как бы видит Москву глазами грузинского, а точнее – абхазского соратника Сталина.
А что видит кавказец в России в первую очередь? Конечно же, много привлекательных и доступных русских девушек. “И каждая шубка на рыбьем меху шуршала в ушах, отдаваясь в паху”.
Александр Гаврилов, совершая экскурс в историю, упоминает записи заместителя Берии Виктора Абакумова, который, говорят, вел точный учет сексуальных подвигов Берии. Якобы на счету у Лаврентия Павловича было 75 изнасилованных девушек, некоторых из которых он выбирал прямо на улице, глядя из затемненного окна своего черного ЗИСа. Из них 35 – были у него в гостях дважды.
У Олега Чухонцева этот сюжет описан так: “Ай, рыжая челка! Духами “Манон” пахнёт комсомолка – и вроде влюблен. Актерки, танцорки, строптивый народ, хотите – на выход, хотите – в расход”.
Пускал ли на самом деле Берия жертв своей похоти в расход, подтверждений, конечно, нет. Впрочем, и слухи про то, что жена Берии, Нина (Нино) Теймуразовна Гегечкори, была первым делом изнасилована будущим женихом, в своих поздних воспоминаниях ею опровергнуты .
Концовка стихотворения Чухонцева действительно потрясающа: “Как зябко, однако, в безлюдной Москве! Но горный мотивчик журчит в голове. Какая эпоха! Какая страна! И сердце поет: – На-ни-на, на-ни-на...”
Гениальность этих строк заключается в том, что поэт не отделяет себя от истории страны, действительно великой. В этой стране палачи и жертвы, победившие и побежденные не отделены, а трагически связаны воедино.
Хотя по мнению лектора Олег Чухонцев “последовательно антисоветский поэт”, но это не мешает ему осмыслить трагическую историю России как великую иронию...
“Несистематический курс литературы для всех желающих” в ДК “Ясная Поляна” включает еще шесть лекций, разных по тематике, но захватывающе интересных. Для тех, кто пока еще не разучился думать. Приходите – не пожалеете...

Страна дураков


В минувшее воскресенье в Доме культуры “Ясная Поляна” состоялся показ фильма “Дурак” и встреча с режиссером картины Юрием Быковым. Эту авторскую работу молодого российского сценариста и режиссера нередко ставят рядом с “Левиафаном” Андрея Звягинцева. Поэтому, наверное, не случайно, в марте этого года в Ясной Поляне показывали картину Звягинцева, а теперь на встречу с туляками был приглашен Быков с его “Дураком”.
Как известно, этот фильм снимался в Туле, причем выбор места режиссер объяснил тем, что в столице снимать и дорого и неудобно, а город оружейников доступен во всех отношениях и находится в непосредственной близости от Москвы.
Сюжет картины, выдержанной в традициях социальной драмы, не основан на каких-то реальных событиях. Скорее фильм создает образ России 90-х – начала 2000-х годов: с тотальной коррупцией власти и обществом с деформированными ценностями, где главной целью существования большинства “простого народа” является лишь выживание в жестоком рыночно-бандитском мире.
Но даже в этой неприглядной российской реальности есть место для тех, кто решается жить не по лжи. То есть сюжет почти классический.
Главный герой картины – молодой слесарь-сантехник Дмитрий Никитин, который живет в провинциальном городе и учится на инженера-строителя. В общежитии (зданию 40 лет, и его практически ни разу капитально не ремонтировали), куда Никитин приехал устранять прорыв водопроводной трубы вместо ушедшего в запой коллеги, он обнаруживает, что кирпичное здание находится в аварийном состоянии и может в любой момент рухнуть (съемки проходили в общежитии на ул. Металлургов, 85).
Чтобы спасти более 800 обитателей общаги, Дмитрий Никитин решает рассказать всю правду мэру города - Галагановой, которая в это время отмечает свой юбилей в одном из местных кафе.
Оказавшись перед нелегким выбором – начать эвакуацию (переселять людей из аварийного общежития, как оказалось, некуда) или оставить все как есть, – она вместе со своим замом решается свалить вину на подчиненных.
Чтобы замести следы, полицейские (по указанию начальника полиции Саяпина, который почему-то внешне напоминает экс-областного прокурора Олега Черныша), убивают под мостом (над рекой Воронкой) начальника пожарной охраны Матюгина и руководителя департамента ЖКХ Федотова.
К смерти чиновниками был “приговорен” и Дмитрий Никитин, но Федотов просит полицейского пожалеть парня. Молодому сантехнику приказывают бежать с семьей под угрозой смерти. Однако, выезжая из городка, тот оставляет молодую жену с ребенком в автомобиле и направляется в общежитие, из которого власти так и не решились эвакуировать жильцов. Дмитрий выводит оттуда людей, но в ответ один из местных алкашей натравливает толпу на “дурака”, и его жестоко избивают.
В конце фильма зритель видит тело Дмитрия Никитина, а жильцы общежития возвращаются в здание. Жизнь в провинциальном городке продолжается…
Убивая своего главного героя с помощью толпы обитателей совковой общаги, Юрий Быков по сути переписывает русский миф о том, что дураки (юродивые) на Руси спасали мир одной правдой.
Сегодня в правду не верит никто, и русский мир обречен. А дураки (юродивые) больше вызывают не сочувствие, а, наоборот, агрессию.
Правда никому не нужна. Даже Маша, любящая жена главного героя, перед расставанием говорит ему об этом.
Казалось, такое общество закономерно должно рухнуть так же, как и общежитие. Ведь деньги на капремонт, разумеется, разворовали мэр и ее подчиненные. Но здание, вопреки всем законам, стоит до сих пор. И это, наверное, еще одна загадка России, которую умом вообще понять нельзя.
Фильм Быкова оказывается страшнее, чем “Левиафан”, потому что сюжетно он даже ближе к российской реальности.
Как и ожидалось, одним из первых и, наверное, главных вопросов, который был задан режиссеру, касался именно концовки фильма. Ведь общежитие в конце фильма не рухнуло, а Дмитрий Никитин действительно остался в дураках, за что его еще и побили (убили) те, кого он хотел спасти.
Поначалу Юрий Быков пытался отшутиться и ответил, что у него просто не хватило денег на компьютерную графику. Но затем он высказался предельно откровенно: “Меня интересовала среда, в которой такое произошло. Если ты не идешь на компромисс с действительностью, тебя съедят”. По мнению режиссера, он создавал документ времени, в котором делается попытка “прожить какой-то отрезок времени в понимании идеальной морали”.
“Я отдаю дань человеческому в той нечеловеческой системе, в которой мы все когда-то были и, может быть, еще находимся. Я не врач, не таблетки раздаю, я думаю, что заниматься авторским кино как практикующей терапией – это немного пошловато”, – заявил Юрий Быков.
Как известно, “Дурака” Быков снимал на деньги российского Минкульта, как и Андрей Звягинцев своего “Левиафана”. По словам режиссера, положительная концовка фильма была, но только лишь в качестве уловки для Минкульта. В итоге режиссер все же отказался от хеппи-энда.
Как известно, в прошлом году министр культуры Владимир Мединский выразился весьма откровенно по поводу финансирования подобных авторских проектов: “Единственное, в чем я не вижу смысла, – это снимать фильмы на деньги Министерства культуры, которые оплевывают выбранную власть, даже не критикуют. Это про тех, кто снимает кино по принципу „Рашка-говняшка“. Зачем? Какой-то государственный мазохизм. Этого мы делать не будем, в остальном поддерживаем широкий спектр фильмов".
“Дурак” Юрия Быкова так и не вышел в большой прокат, а на телевидении его показал в ночные часы канал ТНТ, как и многие другие “авторские“ киноленты. С такой судьбой своего фильма режиссер согласен и даже считает ее вполне оправданной.
Авторское кино не востребовано именно потому, что оно не вписывается в рынок. “Скорее всего, мы сможем снимать альтруистическое кино, то есть за свои деньги, – считает Юрий Быков. Поэтому позитивного будущего он для такого кино не видит. “Но ведь Россия всегда была страной дураков и штучного товара!“ – оправдывает режиссер существование авторского кино в стране. Массовое же российское кино, с большой вероятностью, будет сниматься под контролем западных компаний, но только лишь с целью получить этот рынок.
То есть именно рынок заставит российское кино быть позитивным, а смотреть фильмы про  “Рашку-говняшку” будут лишь немногие любители правдоискательства… 

История первой любви в эпоху интернета


В программе фестиваля “Улыбнись, Россия!” состоялся показ фильма 14+ режиссера Андрея Зайцева. По своему жанру это скорее мелодрама, чем лирическая комедия, как обозначил его Давид Шнейдеров, предваривший показ. Вопреки уже сложившемуся ореолу скандальности фильма (из-за постельной сцены, которую с очень большой натяжкой можно назвать сексуальной), он педагогичен и, скорее, обращен к родителям, чем к подросткам, переживающим пубертатный период.
В основе картины - любовь подростков Алексея (Глеб Колюжный) и Вики (Ульяна Васькович) из двух разных школ, враждующих между собой. Герои познакомились вовсе не в социальной сети и общаются не в онлайне, а в среде современного промышленного города - унылого и однообразного, среди уродливых советских и постсоветских многоэтажек с загаженными подъездами и хмурыми их обитателями.
Пиво, драки между подростками, современный сленг и неблагополучие семей поначалу отталкивают, поэтому после первых сорока минут просмотра хотелось просто встать и уйти, махнув рукой на «правду жизни».
Но режиссер не позволяет этого сделать, подводя к мысли:  не подростки виноваты в том, что улица, а вовсе не школа диктует сегодня современный стиль поведения.
Совсем еще детская и даже трогательно-стыдливая любовь Алексея и Вики побеждает улицу и заставляет по-иному взглянуть на детей, которые, оказывается, уже умеют думать по-взрослому и испытывать добрые чувства.
Фильм “14+”, действительно, поначалу напомнил вечный шекспировский сюжет (в данном случае мы имеем конфликт двух городских школ, а не семей). Но концовка, которая больше всего, на мой взгляд, удалась режиссеру, не трагичная, а светлая - в отличие, например, от безусловно сильного фильма той же тематики “Вам и не снилось”, снятого по повести Галины Щербаковой “Роман и Юлька”.
Мать Алексея, которую сыграла думающая и тонкая актриса Ольга Озоллапиня, увидев в объятиях спящего сына полуголую девочку, не устраивает сцен, а лишь тихо плачет на полу, разглядывая на стене фотографии маленького Леши, который вдруг повзрослел, поэтому ей больше не принадлежит. Его отобрала Вика.
По большому счету это фильм о нас, о родителях. Поэтому его надо показывать на родительских собраниях.
Однако это вовсе не спасает картину от родительской критики. После просмотра к Давиду Шнейдерову подошла женщина высказать свое неприятие “разврату” на экране.
Не это ли показатель, что фильм честный?
Моя оценка: хорошо.
В прокате фильм Андрея Зайцева появился 8 октября, и сегодня, увы, уже сошел с экранов…

Прогулка по аллеям тургеневского парка


Прогулка по аллеям тургеневского парка

В минувшую субботу посетил Спасское-Лутовиново. Этот музей-заповедник мне нравится даже больше, чем Ясная Поляна, несмотря на то что в толстовских местах все подлинное. Причиной тому, конечно, парк, которым так гордился Иван Тургенев и о котором даже спорил со своим соседом.
И еще в Спасском обычно меньше посетителей, чем в нашей Ясной Поляне.
Но на этот раз вся автопарковка была заполнена автобусами и легковушками из Орла, Москвы и Тулы.
- Так бывает в дни бабьего лета, - извиняясь, заявила сотрудница заповедника, услышав мой вопрос.
Однако в самом парке большого столпотворения не было. Хотя по каждой из усыпанных осенней листвой дорожек бродили туристы. Именно дорожки в Спасском напомнили мне об августовской поездке в Богородицк , где в парковом ансамбле дворца-музея я увидел, как тенистые аллеи вековых деревьев мостят тротуарной плиткой рабочие “Тулареставрации”.









Дорожки и аллеи тургеневского музея производили впечатление тех самых, настоящих, тургеневских. Мелкая каменная крошка (щебень), смешанная с затвердевшим раствором, под которым кое-где виднелась армированная пленка, чтобы каменно-песчаная смесь не уходила в землю. Как мне затем пояснили, дорожки делались по специальной технологии, чтобы вода не оставалась на поверхности.
Невольно вновь задаюсь вопросом: зачем, с какой целью областные чиновники приняли решение изуродовать богородицкий парк тротуарной плиткой? Этот же вопрос я задавал и сотрудникам областного музея. Те слабо оборонялись, виновато переглядываясь друг с другом.





Общий смысл ответов был таков: “нас финансирует область, поэтому, на что денег хватило, то и сделали”. И еще: “тротуарная плитка на дорожках мемориального парка не нарушает никаких охранных норм и правил”.
“Почему же тогда не замостить все дорожки исторических парков? Это, наверное, будет дешевле и проще”, - подумал я, выслушивая ответ богородицких музейщиков.
Общая наша беда заключается в том, что в культуре и в музейном деле становится все меньше профессионалов, которых заменили сегодня мединские. И если министру культуры всей России позволено назвать Сергея Довлатова "великим писателем второй половины XIX века", чего можно спросить, например, с министра культуры и туризма Тульской области?..