“Пюрешка” из Поповки

В хозяйстве Национальной земельной компании “Максим Горький” сумели создать линию по переработке картофеля, не уступающую голландской.

По дороге в Поповку, где находится  основное хозяйство Национальной земельной компании,  куда я езжу каждую осень за картофелем на зиму (там выращивают самый вкусный, по моему мнению, немецкий сорт Гала), стоит баннер “Хватит ныть, бери и делай”. Хороший слоган для компании, хотя может быть и немного наивный. Но только после нынешней поездки в Поповку эти слова обрели для меня подлинный смысл.
Перед поездкой позвонил руководителю компании Андрею Самошину, которого знаю уже более двух десятков лет. Разговорились про сельское хозяйство и подкосившие урожай зерновых дожди, а затем он пригласил посмотреть на новую линию по изготовлению картофельных хлопьев.
“Мы здесь подвиг совершили, в смысле импортозамещения, изготовили и собрали в своем хозяйстве линию по переработке картофеля. Не все, конечно, отечественное: насосы, редукторы немецкие. Но остальное наши мастера сделали. Мне в Голландии говорили, что китайцы этого не смогли, и у вас вряд ли получится. А мы смогли”, - не без гордости сказал мне руководитель крупнейшего в России картофелеводческого хозяйства.
Честно признаться, не люблю понятие импортозамещение, особенно когда много об этом говорят, потому что на результаты отечественного импортозамещения часто без слез смотреть невозможно.
Ведь тульский Левша тоже импортозамещением занимался. Англицкую блоху подковал. Ну и что вышло? Прыгать перестала, зато понтов сколько? Тьфу!
Но то, что сделали в хозяйстве “Максим Горький” - вовсе не похоже на дешевые понты.
Перед входом в цех переработки встретила меня его хозяйка Валентина Юрьевна Кавкова, - технолог пищевого производства еще с советским стажем.
- Вы на полы внимание не обращайте, - виновато предупредила меня Валентина Юрьевна. Наливные полы, сделанные  какими-то  отечественными  горе-импортозаместителями в ближайшее время заменят, и цех будет выглядеть совсем как новенький. Тогда его можно торжественно официально открывать заново.
Перерабатывать картофель в хлопья в Поповке начали еще несколько лет назад на голландском оборудовании. Когда пришло время расширить производство, в хозяйстве решили не закупать дорогое  оборудование в Европе, а сделать и смонтировать самим.
Речь, конечно, не шла о том, чтобы импортозаместить все детали, некоторые из которых  на коленке и даже на отечественных машиностроительных предприятиях  делать разучились (или не умели вовсе).
Но основные узлы решено было производить именно а России. Поначалу Андрей Самошин объехал ни одно предприятие, даже попытался договориться  с одним из производителей работающим на Роскосмос. Оказалось, и там не могут по чертежам и готовой технологии сварить критически важную часть линии по производству хлопьев.
Когда почти в два раза обвалился рубль по сравнению с евро, Андрей Самошин решил, что линию сделать надо. И тогда на сельскохозяйственном предприятии собрали специалистов, инженеров, сварщиков, механиков и не только создали чертежи, разработали технологию изготовления, но и сварили основные конструкции линии. Причем, большая часть деталей из нержавеющей стали.
Так, вместе с голландской линией появилась отечественная made in Maxim Gorkiy. Поскольку технологии полностью соблюдены, качество хлопьев, произведенных умельцами хозяйства, не отличается от тех, которые изготовлены на голландском оборудовании.  Различия между двумя линиями могут увидеть лишь специалисты.
В химической лаборатории  показали новую продукцию, которую НЗК готовится выпустить на рынок. Это картофельные хлопья со вкусом грибов. “Мы даже усилители вкуса в наши хлопья не добавляем, чтобы не было сомнений в полезности наших хлопьев”, - проясняет Валентина Юрьевна, пока я дегустирую образцы нового продукта. Вкусная “Пюрешка” получилась, почти домашняя.
Спрос на картофельные хлопья, которые производят в НЗК, стал уже опережать предложение. Поэтому  в Поповке подумывают о дальнейшем расширении производства. Причем русский картофель распробовали израильтяне и закупают “Пюрешку”  из Поповки. “Правда, с этими заказчиками хлопот много, им ведь кошерное надо”, - рассказывает Валентина Кавкова.
В этом году Максим Горький принял участие в Международной выставке и импорта продовольствия China International Food Exhibition & Guangzhou Import Food Exhibition 2016,  являющейся одной из крупнейших ежегодных выставок продуктов питания в Евразии в  и Международном Выставочном Центре Гуанчжоу. Китайцам картофельные  хлопья из Поповки тоже понравились. Значит, и они будут закупать.
По дороге домой вновь обратил внимание на баннер НЗК “Хватит ныть, бери и делай”. Можем же, если захотим…
Сергей Владимиров

Спасское-Лутовиново – Бежин луг


В минувшую субботу в музее-заповеднике “Бежин луг” состоялось заседание межрегиональной общественной организации “Тургеневское общество”, в котором приняла участие министр культуры и туризма Татьяна Рыбкина. На нем, в частности, сообщалось о создании европейского тургеневского маршрута, куда войдут Москва, село Тургенево, Спасское-Лутовиново, Орел, Бужеваль и Баден-Баден.
А на следующий день мы с женой проехали часть этого маршрута, а именно Спасское-Лутовиново, село Тургенево и Бежин луг.
Первым делом порадовала дорога. Трассу М2 на ее тульском отрезке отремонтировали и даже немного расширили. Поэтому если она не перегружена фурами, то ехать по ней одно удовольствие. Кстати сказать, я особенно люблю симферопольскую трассу - наверное, потому, что именно с ней у меня связаны воспоминания детства, когда автостопом мы с отцом ездили в Чернь, где в селе Черноусово, как говорят, проросли мои казаческо-крестьянские фамильные корни, которых теперь и не сыщешь.
В музее-заповеднике в Спасском-Лутовинове мы бываем каждый год летом и каждый раз, сравнивая его с Ясной Поляной, приходим к выводу, что тургеневская усадьба с регулярным парком нам нравится больше, чем толстовская.



Становится даже неловко от этой мысли. Меня примиряет с ней лишь то, что Иван Сергеевич Тургенев все же был русским европейцем и ему было не все равно, как выглядит его поместье. А Льву Николаевичу Толстому, по большому счету, было пофиг, какая его усадьба, особенно когда он “опрощался”, а все хозяйские заботы легли на его супругу Софью Андреевну.
Теперь эти традиции и вовсе музеефицированы, то есть максимально приближены к исторической реальности.
Тургеневский музей спасает его удаленность от столицы и крупных городов. Здесь нет такого количества посетителей, как в Ясной Поляне, а значит, и меньше случайных людей. Поэтому в тенистых аллеях Спасского можно ходить, наслаждаясь тишиной, не сталкиваясь с “табунами” туристов, громко обсуждающих межу собой текущие проблемы. Особенно приятно ступать по поросшим мхом дорожкам.

На обратном пути решили заехать на Бежин луг. Мы так и не сумели в этот раз попасть на фестиваль и на открытие тургеневского музея на бывшей бумажной фабрике, где писатель останавливался во время охоты.



Музей встретил нас сильным запахом лака, которым были покрыты деревянные полы. Если бы не репродукции и фотографии на стенах, а также старинные предметы интерьера, вряд ли можно было бы назвать увиденное музеем. Особенно диссонировали с экспонатами современные светильники.
Экскурсовод Светлана рассказала о родословной фамилии с ордынскими корнями, об имении брата писателя Николая Сергеевича. От барской усадьбы, сожженной крестьянами, остался лишь фундамент, на котором стоит местная школа, и еловая аллея, заросшая крапивой.
Местная полуразрушенная церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, перестроенная дедом писателя в память своей погибшей дочери Параскевы, застыла в строительных лесах. Работ там не ведется. По-видимому, на дальнейшее восстановление храма нет денег. Может быть, это сделают к 200-летнему юбилею Тургенева, который мы будем отмечать в 2018 году.

Как рассказала Светлана, чаще всего музей посещают туляки и москвичи, которые направляются на родину Тургенева, а вот гордые орловчане сюда пока не спешат. Им, наверное, хватает более уютного Спасского.
Сделав запись в книге посетителей, мы направились на Бежин луг. Это одно из красивейших природных мест нашего края. Чаще всего мы бываем там в дни тургеневского фестиваля, но по дороге из Спасского-Лутовинова всегда заезжаем посмотреть на знаменитый луг.

Первым делом направились к Прощеному колодцу, который славится своей мягкой и даже, говорят, целебной водой. Последний раз мы там были, когда еще не было никаких табличек и креста. Сруб стоял в тени под развесистой ракитой.




Сегодня же появился деревянный крест и информационная табличка с надписью, согласно которой колодец - святой и почитаемый крестьянами с XIX века. Спустившись к срубу, обнаружили, что наполнить водой пятилитровую пластиковую бутыль нельзя никак - из-под  трубы сочился малоубедительный ручеек.
- Там банка возле колодца, спуститесь в него и наберите. Так все делают, - пояснили молодые люди, отдыхающие рядом с речкой.
Действительно, в самом колодце был уступ, куда можно спуститься и набрать воды, на поверхности которой плавали мошки. Но от этой идеи мы отказались.
А затем нам пояснили, что колодец, очевидно, пересыхает, в том числе от того, что прежде он был под деревом, а сейчас на солнцепеке. Этот довод не показался мне убедительным, но факт пересыхания Прощеного колодца был налицо.
Это было не единственное разочарование. На самом видном месте Бежина луга мы увидели свалку из пластиковых и стеклянных бутылок, бумаги и прочего хлама, который зрители фестиваля по привычке оставляют после себя.

Помнится, все прошлые годы рано утром Бежин луг убирали - приводили в порядок после нашествия “высокодуховных” посетителей праздника. Но в этот раз, очевидно, сработали спустя рукава и мусор не вывезли. Поэтому привозить сюда гостей из Москвы и Орла, не говоря уже про иностранцев, категорически нельзя. Какой уж здесь туристический маршрут?


Ландшафт Бежина луга уродуют и бетонные столбы, по которым проложен электрокабель, использующийся только в дни фестиваля. Неужели сегодня, когда миллиарды рублей власть может потратить на фантастические проекты, не найдется денег для иного технического решения? Ведь Бежин луг прежде всего заповедное место, портить этот красивейший вид бетонными опорами совсем уж моветон.


И все же хочется верить, что Бежин луг и Тургенево когда-нибудь станут такими же уютными, как сегодня Спасское. Пусть даже не скоро, а лет через двадцать…Спасское-Лутовиново – Бежин луг...

Толстой – Столыпин: повторение пройденного


Спектакль Театр.Dос на арт-фестивале “Сад гениев” напомнил, что толстовская тема в России далеко не закрыта.
Пожалуй, главным событиями арт-феста “Сад гениев” в Ясной Поляне, помимо лекции Дмитрия Быкова, стал спектакль Театр.doc “Толстой –Столыпин. Частная переписка”, поставленный по пьесе Ольги Михайловой известным режиссером Владимиром Мирзоевым. Премьера состоялась в 2013 году и только спустя три года его смогли увидеть туляки в зале ДК “Ясная Поляна”.
Как и в прошлый раз, на спектакле Активного театра “Толстого нет”, показанного в рамках фестиваля, маленький зал был полон. Организаторам пришлось ставить дополнительные стулья, настолько велико было число желающих увидеть постановку авангардистского столичного театра.
Сюжет спектакля начинается весьма незатейливо. Провинциальный пензенский адвокат Яншин защищает крестьянку Марию Крюкову, зарубившую топором своего свекра без видимых на то причин. При этом Мария и не собирается помогать своему защитнику, соглашаясь даже на казнь, и тот решается написать письма российскому премьеру Аркадию Столыпину и писателю Льву Толстому, надеясь на то, что их авторитет в России поможет ему честно выполнить свой адвокатский долг.
На сцене разворачиваются диалоги, в которых принимают участие Толстой и Столыпин. Один из них олицетворяет передовую часть власти, пытающуюся удержать страну от развала с помощью частной собственности на землю и справедливого правосудия, а другой – ее критик, моральный авторитет и защитник общинной крестьянской России.
Образ Толстого, которого сыграл Захар Хунгуреев, разрушает привычное представление о великом мыслителе и “матером человечище”. В спектакле он больше похож на юродивого, который по ходу действия “режет правду-матку”, стоит на голове и демонстрирует другие йоговские асаны.
Петр Столыпин (Арман Хачатрян) тоже вовсе не похож на российского премьер-министра, у которого вместо модных штиблет дзюдоистский бандаж на ногах. Он говорит правильные слова о частной собственности на землю, о необходимости наведения правопорядка в России.
Но его спор с Толстым оказывается бессмысленным, поскольку Россия, подобно “Титанику”, все равно тонет. Не случайно в кульминационной сцене спектакля звучит “Раскинулось море широко”, которую поет бесшабашная Мария Крюкова в исполнении Анны Осиповой, а ей подпевают другие герои. Именно под разговоры и споры, метания интеллектуалов тонет Россия, неумолимо приближаясь к катастрофе 1917 года. Не поможет стране даже замена обветшавших декораций в виде старой двери на белую, европейскую. Разрубить этот туго затянувшийся узел может только топор, которым Мария кромсает голову своего свекра.
Причина неудач реформ – бабская сущность России, о которой писал накануне октябрьского переворота Николай Бердяев. В спектакле об этом как раз говорит секретарь Столыпина, который напомнил реформатору о двойственной инь-янской, муже-женской, природе души человеческой. После этого даже мужественный Столыпин надевает женскую юбку и начинает копировать женскую походку.
А мужицкую сущность демонстрирует как раз крестьянка Мария Крюкова, которая рассказывает в конце спектакля, как и почему она убивает своего обидчика свекра, пытающегося овладеть ею вместо бесхарактерного мужа.
Почти двухчасовой спектакль прошел, что называется, на одном дыхании, а в трагическом финале в зале наступила мертвящая тишина, поскольку публика боялась пропустить что-то очень важное.
Постановка Владимира Мирзоева, подписавшего, кстати, в 2010 году обращение российской оппозиции “Путин должен уйти”, политически актуальна и остра. Но, как настоящий художник, он не дает окончательного ответа на вопрос о будущем России, у которой, похоже, вновь не остается выбора пути…
Идея театрального толстовского фестиваля, которую высказал недавно Алексей Дюмин, на самом деле хороша. Потому что Толстой в России, действительно, не только не прочитан, но и недостаточно глубоко показан.
Сергей Владимиров

О Толстом и гибридной войне 1812 года

Дмитрий Быков поделился с туляками “Войной и миром”
Второй раз известный российский журналист и литератор Дмитрий Быков выступил на фестивале “Сад гениев” в Ясной Поляне. Если в прошлом году он прочитал лекцию про “Анну Каренину”, то в этот раз посвятил свое выступление роману “Война и мир”. Было бы, конечно, совсем нескромно и неправильно назвать быковский взгляд на творчество Толстого гениальным, но в чем нельзя отказать литератору, так это в остроумии и незаурядном таланте анализа текстов, в котором он разрушает набившие оскомину школьную трактовку главного произведения нашего великого земляка.
Причем на примере своей лекции он блестяще подтвердил мысль о том, что Толстой в России недостаточно понят и прочитан.
Начал он свое выступление с политики, поблагодарив ту небольшую часть специально пришедших на лекцию слушателей, благодаря ненависти которых к нему его популярность только растет.
Действительно, за моей спиной шушукались двое молодых людей, обсуждавших национальность Быкова, национал-предателей с “Эха Москвы” и Донбасс с Крымом.
“Войну и мир” они в лучшем случае “прошли” в школе, а представление о Быкове, очевидно, имели по методичкам “Молодой гвардии Единой России” или другой прокремлевской молодежной организации. Молодой человек даже намеревался задать Дмитрию Быкову вопрос о перспективах майдана в России, но затем, по-видимому, раздумал, провалив тем самым задание старших партийных начальников, и удалился вместе с подружкой, так и не дослушав лекцию.
Остальную публику политические взгляды Быкова, похоже, волновали куда меньше, чем точка зрения известного литератора на “Войну и мир”.  К тому же “хоровод русской истории”, описанный Толстым, гораздо лучше объясняет нынешнюю политику, чем Киселевы-Мамонтовы и прочие Соловьевы на федеральных телеканалах.
Пожалуй, наиболее злободневным и интересным оказалась та часть выступления Быкова, где он рассуждал о войне 1812 года, которую Толстой описал как гибридную, то есть ту, которой воюет не регулярная армия, а природа и народ со своей грозной дубиной.
Именно тему народной войны Быков считает главной у Толстого. “Гибридная война – русская традиционная идея, – заявил лектор. – Дубина народной войны не выбирает, куда ей попасть. Это русский ответ на шпагу”.
И проигрыш в сражении при Бородине, и взятие Наполеоном Москвы оборачивается в конечном счете победой, одержанной не по правилам военного искусства. Как заметил известный прусский теоретик военного дела Карл Клаузевиц, которого цитировал Быков, война 1812 года состоит из поражений.
“Россия вступает в войну целиком и ставит на кон все, – утверждает Быков. –С тех самых пор свободнее всего, вольготнее всего она чувствует себя в состоянии войны, потому что тут возникает человеческая плазма. То, что Толстой назвал скрытой теплотой патриотизма. Когда эта теплота пронизывает всех, тогда начинается единение. Мы хотим впасть в это состояние по любому предлогу, причем не важно, кто нас обидел”.
Но у этого есть одна серьезная издержка, продолжает лектор. И для этого Толстой пишет эпилог романа. По мнению Быкова, общество не может выйти из состояния войны. И если оно по первому требования внешнего противника объединяется в состояние сверхматерии, то в остальное время оно дробится напополам и одна часть истребляет другую: “Потому что, будучи не в силах выйти из состояния войны, общество начинает пожирать само себя. Поэтому конфликт между Пьером Безуховыми и Николаем Ростовым неизбежен в финале романа. Это показывает, что бывает с таким обществом после войны. Если оно привыкло объединяться только по зову боевой трубы, в остальное время оно обречено на вечную холодную или горячую гражданскую войну. Ради этой страшной констатации написан у Толстого эпилог”.
Так, наверное, Дмитрий Быков при помощи Толстого ответил на незаданный вопрос “патриотичного” юноши по поводу возможного майдана в России, а также про Крым и Донбасс и про “пятую колонну”.
Раздав десятка два автографов, Дмитрий Львович сел за руль отечественных “жигулей” и укатил на дачу в Подмосковье.

Спасительная сказка о любви


О постановке мюзикла “Дорога в рай” Веры Трофимовой.
Творческая группа Веры Трофимовой представила новую версию постановки мюзикла “ Дорога в рай” накануне Страстной седьмицы. Если это совпадение, то совсем не случайное.
Это, конечно, не пушкинский “Пир во время чумы”(хотя Черная чума – отдельный персонаж пьесы), а совершенно другая история, в которой удачно смешано средневековье с современностью, где остается место для вечных проблем любви, смерти, христианского воскрешения.
Мюзикл “Дорога в рай” – произведение глубоко христианское. Легкая интрижка молодого короля Рене с прачкой Одри, безудержная вакханалия студентов, только что скинувших сессию, омрачает новость об эпидемии черной чумы, которая грозит уничтожить половину королевства.
Поначалу молодой король, отнесшийся легкомысленно к надвигающейся беде, решается подписать контракт с колдуньей, по которому только его смерть от болезни спасет подданных.
Договор с колдуньей, который согласился заключить Рене, оборачивается для него невыносимыми муками. И он сталкивается с самым, пожалуй, трагическим выбором любого героя, включая Христа: а стоят ли люди, погрязшие, как и он, в грехах, спасения ценой его собственной жизни?
Ответ на этот вопрос, конечно, уже дан в мировой литературе. Но Веру Трофимову он не оставляет. В одном из ее, на мой взгляд, сильном стихотворении “Магдалина”, которое она великолепно положила на музыку, есть такие слова: “Мой непрактичный Бог раздаривал надежду. Себе же не сумел оставить ничего”. Трагизм ситуации заключается именно в том, что подвиги и самопожертвования героев ради людей ничего, в сущности, в них не меняет. “Зачем вы за его хватаетесь одежды? Уймитесь, наконец, отстаньте от него!” – обращается драматург от имени вавилонской блудницы к толпе, которая следует за Христом.
В “Дороге в рай” Вера Трофимова предлагает неожиданное решение рокового противоречия. Подобно библейскому герою, король Рене хотел бы полюбить всех людей и ради них взойти на крест. Но муки невыносимы, и у него появляется и другой вариант, предложенный более продвинутым, выражаясь современным языком, племянником колдуньи(в этой роли успешно дебютировал Валентин Ростанов): полюбить брошенную им Одри и умереть во имя любви к ней, тем самым не только искупить вину перед обманутой девушкой, но и облегчить свои муки. То есть любовь – единственный путь спасения обычных людей, которые не могут следовать за героем. Получается, Одри – та же Магдалина, которая любила Христа, как обычная женщина!
Король умирает на руках у любящей Одри и попадает на суд Божий, где звучит шутливая “Песня ангелов”, которые жалуются, что рай заполнять совершенно некому, поскольку “средь земного населенья праведников не сыскать”.
Бог решает отправить Рене, как кандидата в рай, на землю и послать ему испытание семейной жизнью с Одри.
На этом, как известно, все добрые сказки заканчиваются. Но в финале звучит песня о возвышающей любви, в которой и есть спасение нашего безумного мира. Это единственная дорога, которая еще ведет в рай, который, как известно, вовсе не на небесах, а на земле… И здесь угадывается уже толстовские религиозно-философские мотивы.
Участники группы Веры Трофимовой – не профессиональные актеры, которые умеют и любят петь и играть на сцене, причем делают все с такой самоотдачей, что постановка вовсе не похожа на самодеятельность в привычном понимании этого слова.
Это и Дмитрий Парахин в роли красавца – короля Рене, и его возлюбленная Одри, которую талантливо сыграла Евгения Кузнецова. Весьма яркие персонажи мюзикла Болезнь (Ольга Черюканова) и Колдунья (София Попова), которые, что называется, держат зал своею яркою игрой. По-настоящему раскрылся как актер Александр Захаров в роли Канцлера, но и, конечно, Сергей Рябочкин и Дмитрий Орлов, не только блестяще сыгравшие эпизод, но и исполнившие запоминающуюся песню мародеров.
Песни из мюзикла Веры Трофимовой вполне могут жить и отдельной жизнью, а в аранжировке ее мужа Романа Афанасьева они достойны даже большой сцены.
В замечательном рязановском фильме “Берегись автомобиля” великий Евгений Евстигнеев в роли режиссера народного театра запомнился одной фразой: “Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?“
В этих ироничных словах, может быть, заключено как раз и преимущество самодеятельного театра перед профессиональным, потому что он не боится экспериментировать, поскольку на его спектакли приходит самый доброжелательный и подготовленный зритель.
Почти пять лет назад Вера Трофимова побывала в американском городе – побратиме Тулы Олбани, где перевели и поставили ее “Дорогу в рай”, которая имела небывалый успех в этом маленьком американском городке. В спектакле играли студенты местного колледжа Сент-Роуз и несколько профессиональных певцов.
Спустя пять лет Тула в лице творческой группы Веры Трофимовой обрела свой самобытный театральный бренд – самодеятельный авторский музыкальный театр, который уже нашел свою дорогу к зрителю. Практически каждый спектакль театра проходит при полном зале.
Тем временем в столе у Веры Трофимовой лежат еще минимум три сценария музыкальных спектаклей, которые ждут постановки. И поклонники ее творчества их тоже ждут…

 

“Со мной или без меня”


Репортаж Тульской PRовинции со встречи врио губернатора Алексея Дюмина с тульской общественностью.
Представителей СМИ  (так называемой четвертой власти) в Колонный зал Дворянского собрания, где должен был выступать Алексей Дюмин с концепцией программы социально-экономического развития области на ближайшую пятилетку, не пустили. Им было предложено сгрудиться в другом зале, где  угощали кофе и чаем из пакетиков со сладкими булочками, и смотреть трансляцию на экране телевизора.
И это, наверное, правильно. Музыкантам (и приравненным к ним журналистам), то есть обслуге, место именно на кухне, а не за общим столом с уважаемыми людьми. С самого начала генеральская команда поставила всех нас на место: слушать, записывать и транслировать услышанное для народа.  
По лестнице в “журналистский” зал повстречалась Наталья Николаевна Грамолина. Пожалуй, она единственная из приглашенных на выступление врио губернатора, которая могла точно и честно сказать, чего именно она ждет  от нового руководителя. И она пожелала Алексею Геннадьевичу правильного отношения к культурной сфере и толковой команды. И с первым, а особенно со вторым, ее ожиданием трудно не согласится. Ведь генерал не может без армии и, самое главное, без штаба. Иначе кем ему командовать?
Алексей Дюмин приехал в Дворянское собрание вовремя. У него даже осталось немного времени, чтобы зайти перед выступлением в особую комнату, возле которой его уже поджидал ректор Тульского государственного университета Михаил Грязев. Как потом выяснилось, Михаил Васильевич был приглашен врио губернатора в качестве модератора и ведущего встречи.
Дюмин был по-генеральски точен, и его двадцатиминутная речь, посвященная основным направлениям социально-экономического развития региона на ближайшие годы и стратегическим приоритетам, началась ровно в полдень.
Михаил Грязев, представляя Алексея Дюмина, пояснил, что пятьдесят дней на посту врио губернатора – знаковая дата.  И с этим трудно не согласиться, поскольку, например, за это время в Туле случилось событие, которое освещали все федеральные СМИ. Имеется в виду цыганский бунт в Плеханове. Но об этом речи почему-то не было.
Врио губернатора смотрел далеко вперед – аж в 2030 год, и строил стратегические планы. Но сначала Алексей Дюмин в течение пятидесяти дней погружался, как о сам выразился, в проблематику региона. Не без помощи, конечно, известных только ему туляков и не туляков.
Оценив человеческий и экономический ресурс, Алексей Геннадьевич сделал вывод, что с ним можно реализовывать самые амбициозные и масштабные инициативы.  
Но в первую очередь, конечно, надо решить насущные наиболее чувствительные проблемы: ветхого жилья, некачественного медицинского обслуживания, нехватки рабочих мест и, конечно, “наших с вами дорог”.
По поводу ветхого жилья трудно было не согласиться с врио губернатора, а вот насчет остальных трех чувствительных проблем возникли вопросы. Как же так? Все четыре с половиной года  Владимир Груздев и его министр здравоохранения Ольга Аванесян занимались качеством и доступностью медицинского обслуживания, а пришел врио губернатора и за пятьдесят дней определил, что вся проделанная работа, что называется, псу под хвост?
Если бы в Колонном зале Дворянского собрания сидела министр здравоохранения, одна должна была бы первой подать в отставку после такой оценки ее работы новым руководителем. Но Ольги Аванесян в зале никто почему-то не увидел.
Ну а про дороги? Мы так гордились, что “туляк-тулячок” Владимир Груздев починил все дороги, да так, что Народный фронт заставил лить слезы, но оказалось, что ничего от них уже не осталось и, как в известной сказке, карета превратилась в дырявую и гнилую тыкву.    
Не знаю, о каких рабочих местах сказал Алексей Дюмин, но в службах занятости вакансий больше, чем желающих их занять. Не говоря уже о том, что еще недавно все СМИ писали о создании тысяч и тысяч рабочих мест на предприятиях Тулы и области.
В среднесрочной перспективе (2016–2021 гг.) Алексей Дюмин поставил задачу выйти на втрое место в ЦФО (сегодня мы на 5-м или 6-м месте) по реальным доходам населения. Ну что же, задача вполне выполнима, если, конечно, в остальных регионах доходы населения будут неуклонно падать, а у нас безудержно расти.
Алексей Геннадьевич уточнил, что качество жизни – это не только зарплата, хорошее жилье и одежда, но и достойное образование, доступная медицина и культурные ценности.
Образование, по мнению врио губернатора Тульской области, должно отражать потребность региона, поэтому эту приоритетную сферу надо повернуться лицом к производству. Одним  словом, больше инженеров и техников – и меньше юристов и филологов. С учетом среднесрочного, тем более долгосрочного, планирования, Алексей Дюмин, скорее всего, прав. И все это обязательно случится, если, конечно, удастся обуздать стихию рынка и перейти к плановому хозяйству, как уже у нас было. В конце концов, все новое в нашем Отечестве – это крепко забытое старое.
Пожалуй, самым мощным разделом проекта новой программы должна стать “Новая индустриализация”. Речь не совсем о сталинских пятилетках, но о чем-то незаслуженно, как выясняется, забытом. Например, Алексей Дюмин призвал учиться “все производить в своей стране”.
После этих слов весь зал, наверное, должен был дружно встать и запеть что-нибудь духоподъемное. “Интернационал”, например. Но все участники встречи спокойно внимали словам Алексея Дюмина, как будто они уже слышали их не раз от всех его предшественников на посту губернатора Тульской области.
Ведь, если крепко задуматься, Алексей Геннадьевич говорил совершенно правильные слова и предлагал здравые идеи, с которыми вряд ли бы поспорил любой хозяйственник, сидящий в Колонном зале Дворянского собрания.
Например, мой давний знакомый Андрей Самошин, который руководит самым крупным не только в стране, но и в Европе картофелеводческим хозяйством. Он строит планы обеспечить всю Россию семенным картофелем, переняв опыт и технологию у немцев и голландцев. То есть при грамотном подходе Тульская область даже на своей картошке подняться сможет. Не говоря уже про “Панцири” с “Градами”, которые после военной операции в Сирии намереваются купить даже те страны, которые и не собирались, если верить словам Николая Макаровца.
Выступление врио губернатора было коротким, всего 20 минут, причем многие конкретные предложения из проекта новой программы стратегического развития Алексей Дюмин взял у своего предшественника Владимира Груздева. И  про малый бизнес, и про технопарк, и  свободную экономическую зону промышленного типа в Узловой.
Одним словом, дорог много, а путь один, мудро изрек Алексей Геннадьевич и предложил изложенную им программу дорабатывать, что называется, всем миром. И тут же назначил  руководителей экспертных групп по направлениям. Например, владельцу свиноводческого  хозяйства “Лазаревское” Федору Романовскому он предложил возглавить группу, которая будет совершенствовать раздел по стратегическому развитию сельского хозяйства, а Николаю Макаровцу из “Сплава” – объединить группу экспертов по доработке раздела по развитию  промышленности региона.
Последний и единственный вопрос к врио губернатора задал директор филиала ФГУП “ВГТРК” “ГТРК “Тула” Сергей Белов.
“Мы, журналисты, народ смелый иногда”, – начал издалека представитель второй древнейшей. “Чересчур иногда”, –  уточнил генерал-лейтенант. “Надеюсь, это комплимент”, – парировал Сергей Белов. “Конечно”, – ответил Алексей Геннадьевич, хотя,  судя по тональности его ответа, он не собирался делать комплименты.
“Скоро выборы, жители нашей губернии славной будут выбирать губернатора, – продолжал директор телекомпании. – Алексей Геннадьевич, то, что вы сегодня сказали, это предвыборная платформа для будущего кандидата?”
Алексей Дюмин в это время переглянулся с Михаилом Грязевым, и тот даже попытался остановить представителя четвертой власти. Но врио губернатора решил все же дать ответ.
“Дело не в выборной программе. Будет ли это Дюмин, Иванов, Петров, Сидоров… Мы проделали большую работу, расставили акценты. Некоторые вещи надо будет делать сегодня, завтра, через год, через два. И независимо от того, кто здесь будет находиться. У большой лодки Тульской области должен быть рулевой. Что касается выборов, со мной или без меня, мы все равно к этому придем”, –  заключил Алексей Дюмин.
Добавить к этому было решительно нечего, потому что все поняли, что у Алексея Дюмина тоже есть большой начальник…
 
Сергей Владимиров

Ленинским путем, часть 2


Все течет, но не меняется

Жители домов по улице Шоссейной в поселке Барсуки, что рядом с бывшим райцентром, дышат не воздухом, а испарениями от канализационных стоков. Так продолжается уже лет пятнадцать, но последние три года это стало совсем невыносимо.


В Барсуках полностью неисправна канализационная сеть, поэтому вода с фекалиями стекает на улицу Шоссейную, а затем разливается у железнодорожной насыпи, расположенной через дорогу, ведущую в Тулу.
Как только Ленинский район был аннексирован Тулой, у местных забрезжила надежда, что богатый сосед возьмется за решение этой проблемы. Но, как говорится, скоро лишь сказка сказывается.
К тому же главный сказочник внезапно уехал в Москву, а новый еще не вошел в курс дела.
С Игорем Игоревичем Пастуховым меня познакомил Владимир Злобин, который, еще будучи начальником барсуковского “министерства строительства и ЖКХ”, пытался решить проблему канализации и водоотведения. Но так и не решил, по-видимому, по причине недостатка сил и средств в местном бюджете.

У Игоря Пастухова в руках папка с ответами тульских чиновников на обращения о ликвидации неисправности канализационного колодца в районе дома № 10 по улице Шоссейной. Чиновники вроде не отказывают, но продолжают кормить “завтраками” жителей, ставших заложниками экологической катастрофы местного значения, продолжающейся не один год.
“Сначала я звонил в местную коммунальную службу, но она теперь работает как диспетчерская, то есть передает наши жалобы в Тулу. Затем обращался в Зареченский округ. Но и там, кроме обещаний, ничего не получил”, - рассказывает Игорь Пастухов.
У близлежащего дома стоят две женщины. Одна из них, Нина Михайловна, тоже рассказала, как не раз обращалась по поводу протекающего колодца. “Куда мы только ни звонили, ничего не добились”, - сообщила она. Вместе с соседями Нина Михайловна пытается спасти прилегающую территорию от зловонной жидкости, которая все прибывает и прибывает.
Недавно возле домов по Шоссейной проложили новую теплотрассу. Теперь ее тоже залило канализационными стоками, рассказал Игорь Пастухов.
Мы переходим через шоссе к железной дороге, ведущей на Алексин. Перед насыпью разливается большая вонючая лужа.

Новый срок ликвидации аварии намечен на второй квартал 2016 года. “Значит, снова все лето задыхаться будем”, - делает неутешительный вывод мой собеседник.
Недавно первый заместитель главы администрации Тулы Валерий Шерин, защищая проект присоединения Ленинского района к городу-герою, не без гордости сообщил, что впервые разработана и принята программа, которая раз и навсегда покончит с вечными проблемами бывшего Ленинского района, касающимися водоснабжения и канализации. Барсуковцы с улицы Шоссейной хоть и слышали об этих планах и, наверное, еще надеются, что они все исправят. Правда, не знают, доживут ли до этого счастливого времени, или в планы вмешается очередная смена власти, кризис либо какие другие потрясения, возникшие у любимой Родины…
Сергей Тульский

Ленинским путем

Репортаж из бывшего райцентра, ставшего частью Большой Тулы.
Поселок Ленинский стал частью Большой Тулы. Хотя, по-моему, эта, по сути, аннексированная областными чиновниками территория была и останется еще лет пятьдесят безрадостной и убогой тульской провинцией, если, конечно, не закрывать глаза на ее проблемы. Решать их теперь предстоит за счет благополучия областного центра, который и сам не справляется с коммуналкой, ветхим жиьем и благоустройством.
В дорогу меня позвал житель поселка Барсуки Владимир Николаевич Злобин, с которым мы познакомились, когда он боролся за добросовестный ремонт дома за счет Народного бюджета. Как выяснилось, Владимир Николаевич в юности увлекался футболом и даже играл за одну из местных команд.
“Спартак” - чемпион
Первым пунктом нашего маршрута стал расположенный за зданием райсуда местный стадион “Спартак”, где в сентябре 2014 года торжественно открыли футбольное поле с искусственным покрытием.

На заснеженном стадионе безлюдно. Даже ледовый каток не работал, хотя еще в начале зимы тульские власти громко рапортовали о его работе. Аналогичная картина была и в поселке Обидимо, куда в бытность Виктора Андреева приезжали покататься на коньках даже туляки. Теперь до этих “спортивных объектов” руки чиновников из Зареченского округа Тулы, по-видимому, не дотягиваются. А в поселке местную власть фактически обнулили за ненадобностью.

Стадион “Спартак” начали капитально ремонтировать по федеральной программе еще в 2013 году. Теперь здесь то ли хоккейная, то ли футбольно-баскетбольная площадка, футбольное поле с искусственным покрытием, детский городок и снаряды для воркаута.
В летнее время стадион не пустует. Как рассказал случайный прохожий, по пятницам там собираются любители погонять мяч.
Однако Владимир Николаевич с ностальгией вспоминает, когда на “Спартаке” был настоящий травяной газон, бегать по которому куда удобнее, чем по раскаленному пластмассовому ворсу.
По мнению Бориса Тимофеева из Тульской областной федерации футбола, поля с искусственным покрытием используются в основном зимой, поскольку имеют подогрев ковра. Но таких в области, по его словам, всего два: на Косой Горе и в Новомосковске, где проводятся соревнования “Снеговик”.

На “Спартаке” футбольное поле с искусственным покрытием без подогрева. Максимум, что удалось сделать, это дренаж, благодаря которому вода уходит в канализацию.
Министр внутренней политики Антон Агеев, который в 2013 году возглавлял Ленинский район, считает капитально отремонтированное (а по сути, построенное заново) футбольное поле на стадионе “Спартак” хорошим, учитывая, что на него пошло всего около 20 миллионов рублей. Это, по его словам, совсем небольшая сумма, учитывая масштаб проведенных работ. Ведь одного грунта было вывезено 2000 кубических метров вместо первоначально планируемых 500! Благодаря этому подушка под газоном до сих пор держится и не идет волнами.
Гендиректор тверской фирмы ООО “ЖилПромСтрой”, выигравшей конкурс на капремонт футбольного поля на стадионе “Спартак”, Павел Лукомник тоже считает выполненную работу качественной. Хотя до сих пор судится с заказчиком, пытаясь получить деньги за дополнительно произведенные работы. Правда, к “кидалову” со стороны властей он относится философски: “Везде так”.
По его мнению, искусственные футбольные поля обходятся дешевле, а при правильной эксплуатации вполне пригодны для организации соревнований. На “Спартаке” нет не только подогрева, но и полива, в котором нуждается искусственное покрытие. Не говоря уже о подсыпке резиновым гранулятом и кварцевым песком.
У Владимира Злобина в связи с этим есть вполне резонный вопрос: зачем было делать искусственный газон, если футбольное поле нельзя использовать зимой? Может быть, действительно дешевле и эффективнее было бы капитально ремонтировать поля с живым травяным газоном? Как, например, в Обидиме, где футбольное поле признано одним из лучших в области (это, кстати, подтвердил и Борис Тимофеев). Причем Виктор Андреев, будучи главой поселка, сделал его лучшим без какой-либо финансовой помощи из области.

Да и полноценного стадиона “Спартак” в результате капитального ремонта так и не получилось. Нет раздевалок для спортсменов, даже туалета нет. Но есть скамейки под навесом для зрителей. Да и те, похоже, скоро растащат местные жители на свои дачи. Во всяком случае, с некоторых навесов уже исчезли листы из поликарбоната.

Примечательно, что стадион в поселке Ленинском, как говорят, считается одним из лучших по сравнению, например, с теми, что “капитально отремонтировали” в Кимовске, Суворове или Первомайском.
В связи с этим возникают вопросы к тульскому “министру спорта” Дмитрию Яковлеву:
- Не лучше бы было вкладывать бюджетные деньги на строительство одного-двух действительно хороших футбольных полей с искусственным покрытием (они действуют в Новомосковске и на Косой Горе), чем размазывать средства на несколько объектов?
- Почему комитет по спорту и молодежной политике сделал ставку на футбольные поля с искусственным покрытием, хотя именно травяные газоны до сих пор считаются лучшими для проведения соревнований?

Продолжение следует…

Потребность в Ленине

21 февраля посетил яснополянский Дом Культуры с целью прослушать лекцию столичного критика Льва Данилкина с несколько для меня непонятным названием "Стиль Ленин". Мне, как тульскому пролетарию стало интересно и даже немного боязно, чего это вдруг столичные литераторы принялись за Ильича? А Ильич то нонче не только литераторам, а и президентам покою не дает, нет нет да и норовит сбежавши с украинских постаментов затолкать атомную бонбу под Россию-матушку. При чем, как всем известно каждой лошади, исключительно на деньги вздрагивающих Бисмарков. И вот с такою тайною тревогой в душе, но подавляя в себе смешную бестактность защиты, и прибыл я на эту лекцию, благо вход был бесплатный.



В общем и целом лекция на мой строгий пролетарский взгляд прошла несколько сумбурно, что я списал бы на непроработанность не столько дискурса, сколько на невнятность идеологического направления того загадочного явления, породившего потребность в этом самом "новом ленинском дискурсе" у простого российского литератора Льва Александровича Данилкина. Наверное эта загадочная потребность и заставила писателя и литературоведа приехать с "лекцией в свободном формате" именно в Ясную поляну, ставшую у нас, (и до нас) одним из центров литературной, да пожалуй и не только, мысли.

Данилкин, рассказывая о своих наработках по задуманной книге в целом обрисовал свой, я бы сказал, стандартно-дуалистичный путь к Ленину. Во первых он углубился собственно в чтение трудов Владимира Ильича, и даже замахнулся освоить труды о Ленине. А освоение ленинианы ввиду ее гигантской многотомности уже сходно подвигам мифических героев античности. Во вторых он как и многие советские писатели задолго до него проехался по ленинским местам, дабы прочувствовать и таким образом лучше понять Ленина. Собственно он еще и сейчас, подобно тем слепым ощупывающим слона, находится довольно далеко от желаемого им результата - книги из серии ЖЗЛ о Владимире Ильиче Ленине(Ульянове). А, между прочим заявка на Ленина в серии ЖЗЛ - дело серьезное и требующее гражданской ответственности. До этого про Ильича в серии ЖЗЛ выходили только "Силуэты" А.Н.Луначарского и три книги англо-американского писателя, историка и биографа Роберта Пейна.

Хочется пожелать Льву Александровичу успеха в этом нелегком труде. Что бы пробиться к своему Ленину через нагромождения окаменелого дерьма порой еще и сегодня нет нет да и откладываемого всякого рода сегодняшними кумирами - быкующими постмодернистскими графоманами нужно приложить серьезные усилия. Однако же этот путь определенно может быть найден, как, например, нашел путь к Ленину Борис Пастернак прорвавшись сквозь свою Высокую болезнь, в том товарищу Данилкину моя пролетарская зарука.



Новая Лениниана Льва Данилкина


Молодой литературовед впервые рассказал о книге, которую пишет уже несколько лет.
Литературный критик Лев Данилкин пишет ни много ни мало, а биографию Владимира Ленина для серии ЖЗЛ, которую вот уже несколько десятков лет издает “Молодая Гвардия”. Взяться за эту работу сегодня, на мой взгляд, мог бы либо великий безумец, либо слишком самоуверенный писатель. Ни на того, ни на другого Лев Данилкин вовсе не похож. К тому же он и сам пока не уверен, что в конечном счете получится из его замысла.
Впервые обкатать тему на публике 41-летний Лев Данилкин решил в Ясной Поляне, в рамках “Несистематического курса литературы для всех желающих”.
Он вовсе не ожидал, что на его лекцию в такой консервативной провинции, как Тула, пришли “не полтора человека”, а сто. Причем значительная часть зала состояла из молодых людей, не отягощенных советским опытом прочтения классика марксизма-ленинизма и вождя мирового пролетариата.
Льва Данилкина Ленин интересует не столько как мыслитель и политик, а как литератор. Кстати, именно эту профессию Владимир Ильич заявлял в анкетах (даже после революции) как род основной своей деятельности. Наверное, потому что в России поэт больше чем поэт, а писатель, стало быть, больше чем писатель.
Лектор начал с того, что подчеркнул идеологическую связь Ленина с Толстым. По его мнению, яснополянский мыслитель дал Ленину ключ к превращению чистого западного марксизма в русский ленинизм.
Весьма точным, на мой взгляд, выглядит характеристика Львом Данилкиным РСДРП как партии литераторов. Причем Ленин был не самым блестящим публицистом и оратором по сравнению, например, с Георгием Плехановым, Львом Троцким и Гриогорием Зиновьевым. Однако именно он в конечном счете возглавил и партию, и первое советское правительство.
Вряд ли можно объяснить это стечением обстоятельств или ленинским вероломством, которое выразилось в том, что Ленин проявил себя как настоящий мастер внутрипартийного раскола (“чтобы объединиться, надо сначала размежеваться”). А именно так объяснил Лев Данилкин победу Ленина во внутрипартийной борьбе.
Скорее куда более убедительным выглядит его объяснение ленинского успеха умением говорить с народом на его же языке. И здесь невольно вспоминается железобетонная идеологическая формула советских времен: “Прост, как правда”. Но и она вряд ли является исчерпывающей.
Ленинский стиль пытался сформулировать Борис Пастернак в “Высокой болезни”:
Он был как выпад на рапире.
Гонясь за высказанным вслед,
Он гнул свое, пиджак топыря
И пяля передки штиблет.
Слова могли быть о мазуте,
Но корпуса его изгиб
Дышал полетом голой сути,
Прорвавшей глупый слой лузги.
И эта голая картавость
Отчитывалась вслух во всем,
Что кровью былей начерталось:
Он был их звуковым лицом.
Когда он обращался к фактам,
То знал, что, полоща им рот
Его голосовым экстрактом,
Сквозь них история орёт.
И вот, хоть и без панибратства,
Но и вольней, чем перед кем,
Всегда готовый к ней придраться,
Лишь с ней он был накоротке.
Столетий завистью завистлив,
Ревнив их ревностью одной,
Он управлял теченьем мыслей
И только потому - страной.
С этой характеристикой великого поэта можно спорить, и наверняка найдутся аргументы против, однако невозможно опровергнуть исторические факты (хотя всегда будут попытки их переосмыслить заново) о значении ленинского стиля для судеб страны.
Данилкин не боится переосмыслить всю лениниану, показать другого, совершенно доселе неизвестного нам Ленина. Хотя, как справедливо заметил Дмитрий Быков в своей книге из серии ЖЗЛ о Борисе Пастернаке, Ленин в стихах и в литературе ни у кого не получился. Ни у его апологетов, ни у противников.
Завершая встречу с туляками Лев Данилкин заявил, что это первое и, наверное, последнее выступление с лекцией о Ленине. Может быть, на родине Толстого он почувствовал, насколько серьезен и ответственен его замысел…
Сергей Тульский